О нарративных техниках

В последнее время на блоге было много рецензий, кто-то может решить даже, что чересчур много рецензий, поэтому давайте сегодня разбавим этот кисель и займемся вопросом сугубо практическим: что делать, если у вас скучный текст? Длинный. Нудный. Скучный. Серый. Никому не нужный. Текст. Всем обладателям блестящих, накрепко сбитых сюжетов и высокой самооценки читать строго не рекомендуется, лучше пойдите и допишите очередной бестселлер. А мы, простые смертные, будем уж как-то разбираться со своими бедами, а также осваивать хитроумные нарративные техники, куда уж без них.

О нарративных техниках

Нарратив спасет от скуки

Проблема скучного текста может посетить автора совершенно внезапно. Кажется, еще вчера вы писали лаконично и ясно, публика рукоплескала и строчила в комментах восторженные отзывы, а сегодня предательски что-то щелкнуло, и в обсуждениях вдруг – внезапные обвинения в скуке, тоске, затянутости и чуть ли не загубленной молодости. Конечно, не каждый сперва в такое поверит, немытый плебс может и заблуждаться. Тем более вы же так старались, погружались на глубину проработки, здорово продумали детали и подтекст… А эти все режут по сердцу – скучно им, видите ли. Бяда!

К великому сожалению, современного читателя крайне сложно чем-либо удивить. Все самое интересное он уже прочитал в юные годы, а что не дочитал – досмотрел в кино. С возрастом способность читателя глубоко и искреннее восхищаться прочитанным притупляется, восприятие костенеет. Да и литература уже не является единоличной властительницей умов и сердец, как в позапрошлом веке. В наше время соперничать на равных с кино, играми и телевидением она очевидно не в состоянии. Вот и получается, что для того, чтобы читатель не заскучал, чтобы не порывался к телику и интернету, придется автору приложить недюжинные усилия. Конечно, когда в арсенале припасен некий бронебойный материал, нет никакой нужды в лишних шараханьях, горячие факты сами прорубят себе дорогу. Но часто ли мы обладаем такими? Исключительно редко. Наиболее остро вопрос скуки встает именно тогда, когда писателю требуется рассказать о чем-то обыденном, тривиальном, а потому по-житейски скучном. Ну вот наш герой – какой-нибудь зашореный мелкий служащий, или бездельник-студент, или простой рабочий. Обладатель мирной и прозаической профессии, в которой  как не ищи – нет ничего героического. И сюжет у нас какой-нибудь, как назло, лирический, скажем, неразделенная любовь повара к посудомойке. Вот и готов универсальный рецепт литературного снотворного.

Нарративные техники призваны помочь автору рассказывать нескучно о скучном.

Для начала коротко, доходчиво и своими словами о том, что такое нарратив. Нарратив – это способ (художественного) повествования. Элементарный пример нарратив – это линейная, последовательно рассказанная история. Но это, уж простите, каменный век, и эким прямым натиском уже редко кого возьмешь. Последовательное линейное развитие событий требует либо очень сильного материала, либо идеально выстроенного сюжета. Говоря упрощенно, если писатель не может зацепить содержанием, он должен возмещать подачей. А если говорить сложно: каждая история требует индивидуального нарративного оформления, позволяющего произвести на читателя наиболее сильное воздействие.

Говоря о нарративных техниках, я, в первую очередь, подразумеваю разнообразные композиционные построения (в короткой прозе они неплохо описаны М. Веллером, подробности в статье «Композиция»), но также и поток сознания, мозаичность, двойничество, искривления пространства и времени, et cetera.

Если задуматься, то на использовании определенных, исторически сложившихся нарративных техник стоят целые жанры (триллер, ужасы, детектив), многие писатели сделали отдельные приемы частью своего неповторимого авторского почерка. Проще всего отследить использование нарративных техник на примере таких жанров как ужасы и детектив. Детективная история всегда подразумевает особую вывернутую композицию: из истории намеренно изъято запускающее событие (преступление), и мы планомерно движемся к нему следом за сыщиком, проходя путь убийцы буквально от конца к началу. Исходное событие раскрывается для нас только в финале. В литературе ужасов традиция иная – во главе угла стоит мастерство создания и нагнетания нужной тревожно-нервической атмосферы, которое можно считать своего рода искусством, и такие мастера, как Стивен Кинг и Дин Кунц, овладели им в совершенстве.

Поэтому очевидно, нарративные техники – это комплекс приемов и специфических умений, без которого сегодня не возможен ни один серьезный писатель.

Некоторые примеры использования нарративных техник:

  • В романе Владимира Сорокина «Теллурия» применяется так называемая мозаичная композиция, а также напрочь отсутствует главный герой. И все это отнюдь не случайно. Фрагментарность, раздробленность композиции позволяет в достаточно сжатом объеме дать полномасштабную картину столь же раздробленного многообразного мира. Вообще, «Теллурия» щедра на яркие приемы: хорошо запоминается и своеобразный кентаврский язык, и просторечные стилизации, и философские рассуждения псоглавцев, варящих в котелке солдатскую голову.
  • В романе Василия Аксенова «Ожог» главный герой волею автора разделен на целых пять ипостасей: ученого, саксофониста, скульптора, врача и писателя. Вначале мы несколько сбиты с толку неожиданными переключениями между персонажами, но в какой-то момент, когда понимание уже потихоньку просыпается в наших усталых мозгах, автор разражается очередью из пяти зеркальных эпизодов к ряду, где каждый из этой интеллигентской пятерки оказывается в одной и той же ситуации встречи с давним американским другом Патриком Тандерджетом и бывшей любовницей Марией Кулаго, и окончательно снимает все вопросы. Пять последовательных глав даже носят одно название – «ABCDE».
  • Думаю, знаменитый роман Г. Г. Маркеса «Сто лет одиночества» не нуждается в представлениях. А ведь он является наглядным примером того, как нарративная техника может породить целый жанр.
  • Практически в каждом романе Виктора Пелевина мы можем видеть один и тот же прием – приведение квазиреальных газетных или книжных фрагментов. Это придает тексту ощущение странной достоверности, углубляя и без того сильное погружение читателя в авторский мир.
  • Уклон в документалистику тоже можно рассматривать как вариант нарративной техники. В мировой литературе подобного рода книги уже давно сформировали значительный сегмент. И тут уже не столь важно, лежат ли в основе истории реальные события, или автор старательно пытается выдать за них свою или чужую выдумку (роман «Жизнь Пи» Янна Мартела) – нужный эффект достигается практически всегда.

Таким образом, мы подходим к логичному выводу, что в современном мире подача истории приобретает все большую важность. В век информации и высоких скоростей огромные пространные тексты даются читателю все труднее, и  авторам все чаще придется думать не только о том, что рассказывать, но и как.

На этом все на сегодня. Оставляйте свои вопросы и пожелания, делитесь мнениями в комментариях. До скорой встречи!

19 комментариев

  • Маргарита:

    У Быкова есть классная лекция про нарративные техники

    www.youtube.com/watch?v=PkDicqNAdgk

  • admin200:

    Маргарита, этой лекцией и вдохновлялся. Великолепное выступление.

  • Описания соответствуют разным литературно-художественным жанрам. В широком диапазоне варьируются стили. Хотя стиль описаний часто отражает личностные особенности и культурный опыт автора, его мыслительные и эмоциональные процессы, иногда он задается специалистом. Так, специалист рекомендует участникам занятий создать короткий текст, использую один из четырех основных нарративных стилей, связанных с разными психическими процессами.

  • admin200:

    Нея, описания соответствуют, в первую пору, художественной задаче, во вторую, авторскому стилю, и уж потом, в пятую или десятую, жанру. И то, если текст вообще относится к жанровой литературе.

    И что у вас там за специалист такой? и что за занятия?

  • Витя:

    Хорошо что есть Админ умеющий переводить с русского пафосного на русский язык. Не нравится мне этот дядя. Слушая Быкова я различаю только — «посмотрите какой я умный, смотрите какие у меня усики а животик, животик какой „. Даже последнее что читал из его творчества, где Быков сравнивал Россию с болотом, слышал шепоток -“какой я умный. ...». Да Быков действительно умный, я ему завидую, завидую до раздражения. ... наверно. Вон Геннадий завидует Кингу я Быкову.

    По теме статьи. Все эти трудно выговариваемые технологии нужно ещё к месту использовать. Админ привёл авторов где это к месту. Я же могу вспомнить и предложить стырить в интернете "Сумерки " модного Глуховского, это который про метро. ... В романе прям по списку почти все техники используется, но нудятина полная. Я покупал книжку вам не советую.

  • admin200:

    Витя, на меня Дмитрий Быков действовал похожим образом. Когда я его услышал впервые, то испытал буквально культурный шок. У меня в голове не укладывалось, что можно говорить таким витиеватым профессорским языком, да еще так ловко, мошеннически жонглируя именами и темами. Но потом ничего вроде, свыкся с его неоспоримым умственным превосходством, начал слушать, что он говорит. Если не принимать во внимание его политические предпочтения, то Быков делает огромную и чрезвычайно важную работу — популяризирует литературу. Рассказывает и о классике, и о советской прозе, об авторах, о которых сейчас никто и не помнит. Если бы не он, знал бы я, кто такой Василий Аксенов? Стал бы читать замшелых классиков? Да нет, конечно. Но Быков рассказывает о них с таким интересом, с такой любовью, что невольно проникаешься и начинаешь читать. И на поверку выходит, что русская литература намного глубже и интереснее, чем вся та мура, что занимала меня раньше — все эти Аберкромби, Олди, Пеховы и Глены Куки. Принципиально иная система координат. Поэтому до модного Глуховского в ближайшие лет пять дело не дойдет совершенно точно, скопился уже целый список авторов и текстов, проверенных временем, которые необходимо прочитать.

    К чему я все это? А к тому, что понимаю прекрасно, что на восприятие информации влияет и отношение к ее источнику. Даже я, создавая блог, решил полностью анонимизироваться, стереть себя как личность, чтобы читатели блога воспринимали только информацию, а не пытались увязать ее с моей личностью, возрастом, профессией и достижениями. Люди слишком часто отказываются от полезных знаний просто потому, что им не нравится рот, который их излагает. Но кто от этого, в конечном счете, теряет?

  • Написание биографических историй также предполагает ведение специального дневника с записями и фотографиями или зарисовками, созданными в ходе прогулок. Кроме того, в процессе работы отбираются различные предметы, связанные с личной историей участников занятий. Можно начать работу с подготовки специальной тетради или альбома, в котором будет описываться прошлый и текущий опыт участников занятий. Для сбора предметов пригодится мешочек или коробка. Определенное сходство с техникой «книга памяти» имеет техника «поток воспоминаний». Основное отличие заключается в том, что в последнем случае основной акцент переносится на работу с образами, а описания имеют менее регулярный и ограниченный по времени характер. Техника «поток воспоминаний» предполагает меньшую логическую связность в передаче событий, преобладание эмоционально-чувственного и интуитивного восприятия действительности.

  • Собственно, исторический нарратив это то, что положило начало формированию и изучению нарративов в других областях гуманитарных знаний. Сам термин нарратив был заимствован из историографии, где существовало понятие нарративная история . Смысл её заключался в рассмотрении исторических событий не в их логической последовательности, а через призму контекста и интерпретации. Интерпретация имеет ключевое значение в самой сущности нарратива и наррации.

  • Татьяна:

    Где можно прочитать вашу книгу?

  • Татьяна:

    У меня такая смешная аватарка здесь :)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>