Речевая избыточность. Тавтология

Автор: , 26 Авг 2013

Сегодня в новой статье блога «Литературная мастерская» речь пойдет о весьма распространенной ошибке, которую можно встретить в текстах как начинающих, так и вполне опытных авторов. Этот разговор будет посвящен речевой избыточности. Думаю, во время чтения вы и сами частенько обращали внимание, как автор в какой-то момент может пуститься в долгие пространные объяснения того, что мы и так уже прекрасно поняли, и интерес к чтению сразу же падает. И подобная проблема встречается у многих, даже широко известных авторов. В общем, вспоминая бессмертную фразу А.П. Чехова о краткости, которая сестра таланта, сегодня мы попытаемся разобраться с речевой избыточностью в художественных текстах, а также с некоторыми сопутствующими ей понятиями – плеоназмами и тавтологиями.

Речевая избыточность

Речевая избыточность.

Как вы понимаете, умение найти точные слова для обозначения тех или иных понятий позволяет автору сделать текст более лаконичным, легким для чтения и понимания. Не секрет, что многие профессиональные литераторы тратили огромное количество времени и сил для подбора тех самых правильных слов, позволяющих наиболее точно выразить мысль. Вспомним хотя бы черновики Пушкина, в которых он перебирал множество вариантов, прежде чем остановиться на каком-то одном. Речевая избыточность – это проблема, рожденная во многом из-за нежелания автора тратить время и усилия на отшлифовку собственного текста. То есть вместо того, чтобы обозначить свою мысль парой точно сформулированных фраз, литератор пускается в долгие объяснения, которые и дают нам речевую избыточность.

Речевая избыточность в тексте может проявляться в различных формах.

  • Иногда можно наблюдать навязчивое объяснение уже известных истин: Ежедневное употребление молока является полезной привычкой, молоком питаются не только дети, но и взрослые, привычка к молоку может сохраняться до глубокой старости. Можно ли назвать эту привычку вредной? Надо ли от нее отказываться? Разумеется, нет!
  • Речевая избыточность также возникает при повторной передаче одной и той же мысли. Например: Российские спортсмены прибыли на Олимпийские игры для того, чтобы принять участие в соревнованиях, в которых будут участвовать не только наши, но и множество зарубежных спортсменов.
  • В некоторых случаях проявление речевой избыточности может граничить с абсурдом: Тело было явно мертво и всем своим видом демонстрировало это. В теории литературы такие примеры называют ляпалиссиадами. Название термина образовано от имени французского маршала маркиза Ля Палиса, погибшего в 1525 г. Дело в том, что солдаты сочинили о погибшем командире песню, в которой были следующие слова: Наш командир еще за 25 минут до своей смерти был жив. Ляпалиссиады придают речи неуместный комизм, утверждая очевидные истины. А неуместность, как правило, выражается в том, что подобные обороты всплывают в ситуациях, связанных с самыми что ни на есть трагическими обстоятельствами.

Плеоназм.

Многословность, допускаемая автором, нередко может принимать форму плеоназма.

Плеоназм (от гр. pleonasmos – излишество) — это употребление в речи близких по смыслу и потому излишних слов (предчувствовать заранее, говорить вслух, темная ночь и т.д.). Плеоназмы возникают главным образом из-за стилистической небрежности автора. Например, при соединении синонимов: занудный и скучный; помог и поспособствовал; тем не менее, однако; так, например.

Однако помимо явных ошибок и недосмотров существует  понятие «мнимого плеоназма», которое писатель использует сознательно как средство усиления выразительности речи: Не вернется вспять время, когда история нашей страны переписывалась в угоду чьим-то мелочным интересам. Подобное нарочитое несоответствие привлекает на себя внимание читателя, усиливая выразительный эффект.

Не лишним будет упомянуть, что употребление плеонастических сочетаний весьма характерно для фольклора. Как известно, в устном народном творчестве издавна использовались экспрессивно окрашенные плеоназмы, такие как жили-были, море-окиян, путь-дорожка и прочие.

Тавтология.

Частным случаем плеоназма является тавтология. Тавтология (от гр. tauto – то же самое, logos – слово) возникает как при повторении однокоренных слов (загадать загадку, остановиться на остановке), так и при соединении иноязычного и русского слова, дублирующего его значение (юный вундеркинд, впервые дебютировал, внутренний интерьер). Второй случай нередко называют скрытой тавтологией, и зачастую это свидетельствует о том, что говорящий не понимает точного значения заимствованного слова.

Вообще, тавтология – а по сути, непреднамеренное использование сочетаний однокоренных слов – очень распространенная ошибка. И даже при внимательной вычитке текста не всегда удается обнаружить все тавтологические связки. Однако, полагаю, что не всегда подобные повторения следует рассматривать как ошибки. Ведь во многих случаях просто невозможно избежать тавтологии, а исключение из предложения однокоренного слова, замена его синонимом не всегда дают нужный эффект – очень часто это приводит к искажению смысла или обеднению речи. Можно считать, что пара однокоренных слов в близком контексте стилистически оправданы в том случае, если такие слова являются единственными носителями соответствующих значений и их невозможно заменить синонимами (отредактировать – редактор; варить – варенье и др.)

К исключениям стоит отнести также и употребление терминологической лексики, которая тоже часто рождает тавтологические сочетания (словарь иностранных слов, расследование следственных органов и др.)

Стилистические приемы.

И как это часто бывает, то, что в одном случае является ошибкой, при других обстоятельствах может оказаться ярким стилистическим приемом. Тавтологии и плеоназмы, действительно, могут использоваться писателями для усиления экспрессивности речи, придания ей значительности или афористичности. Подобное влияние тавтологических повторов на читательскую аудиторию породило множество афоризмов и крылатых выражений: Победителю ученику от побежденного учителя.

Не стоит забывать, что в основу многих фразеологических оборотов положена именно тавтология (видать виды, пропадать пропадом, ходить ходуном). Фразеологизмы, да и многие тавтологические сочетания (например, сослужить службу) призваны усиливать речь, вносить в нее особую экспрессию.

Вообще, тавтологические сочетания можно разделить на два вида:

  • Сочетания с тавтологическим эпитетом (дальняя даль);
  • Сочетания с тавтологическим творительным падежом (белым-бела).

Разумеется, и те, и другие тавтологические сочетания сильно выделяются в тексте на фоне остальных слов. Это дает возможность автору, осознанно используя тавтологию, обратить внимание на особо важные части предложения или абзаца (В этот период в нашей стране беззаконие, по сути, было узаконено). Особой популярностью тавтологии пользуются у журналистов, использующих их в качестве звучных заголовков для газетных статей.

В качестве источника речевой экспрессии тавтология особенно эффективна в том случае, когда однокоренные слова сопоставляются либо как синонимы (Точно они не виделись два года, поцелуй их был долгий, длительный), либо как антонимы (Когда мы научились быть чужими? Когда мы разучились говорить?).

В одной из следующих статей блога «Литературная мастерская» мы поговорим о градации – особой стилистической фигуре, основанной на последовательном и целенаправленном повышении (понижении) эмоционально-экпрессивной значимости в тексте. Забегая вперед, скажу, что нанизывание однокоренных слов является одним из основных секретов создания удачной градации. И естественно, здесь в полной мере используются усиливающие особенности тавтологических сочетаний. Следует также отметить, что выразительные особенности тавтологий из-за звукового совпадения корней однокоренных слов близки к преднамеренному повтору звуков и служат выразительным средством фоники: Потом тягачи с пушками потянулись, полевая кухня проехала, потом пехота пошла.

Повторение слов.

Помимо всевозможных тавтологий и плеоназмов к речевой избыточности можно отнести и повторение слов.

В результате оперативных мероприятий были получены сведения, близкие к сведениям, полученным накануне в ходе следственного эксперимента.

В общем-то, все, сказанное выше о тавтологии, справедливо и для повторов – они тоже могут использоваться писателями в качестве конструкций, усиливающих выразительность речи. Очень часто лексические повторы помогают выделить в тексте важное понятие (От добра добра не ищут).

Следует помнить, что повторы свойственны и эмоционально окрашенной речи, поэтому они также используются при создании градации. Например, нанизыванием одних и тех же слов можно оригинально выразить характер зрительных впечатлений (Но идет, идет пехота мимо сосен, сосен, сосен без конца).

Лексические повторы также активно используются в различных юмористических текстах. В таких произведениях нагромождение одинаковых слов или лексических конструкций выражает комизм предлагаемой ситуации:

Очень важно уметь вести себя в обществе. Если, приглашая даму на танец, вы наступили ей на ногу и она сделала вид, что не заметила этого, то вы должны сделать вид, что не заметили, как она заметила, но сделала вид, что не заметила.

Что ж, на этом, пожалуй, остановимся. Резюмируя, отметим, что речевая избыточность рождается, в основном, из-за неспособности автора точно сформулировать свою мысль. Тавтология и плеоназм являются частными случаем речевой избыточности, но помимо сугубо негативного влияния на текст, они могут быть использованы автором для преднамеренного усиления экспрессивности отдельного оборота или предложения. Вот такой итог.

Надеюсь, эта статья обновила ваши знания в области стилистических ошибок и, возможно, позволила взглянуть на них с другой стороны. Следите за обновлениями блога, чтобы быть в курсе выхода самых свежих материалов. До новых встреч!

Получать обновления блога «Литературная мастерская» на e-mail!

Похожие записи:

Комментарии к статье

Ваш комментарий