Редактирование

Эту статью следовало написать уже давно. В рамках блога были освещены многие вопросы и проблемы литературного процесса, а вот до самого основного руки как-то не доходили. В статье «Как написать рассказ? Пособие для новичков» я упоминал, что редактура является третьим и заключительным этапом работы над текстом. И ему следует уделять повышенное внимание. Поэтому сегодня я спешу восполнить позорный пробел и рассказать о некоторых тонкостях редактирования, которые известны мне на данный момент. Как всегда я не претендую на лавры матерого редактора и буквоеда, здесь мы поговорим о том, какой минимальный набор действий должен совершить сам автор, прежде чем тащить свой опус в издательство или, вообще, кому-либо показывать, чтобы текст приобрел хоть сколько-либо презентабельный вид.

Вопрос редактирования осложняется известной амбивалентностью процедуры. С одной стороны, здесь нет ничего сложного – читай да исправляй ошибки. С другой, тонкостей в этом деле – вагон и маленькая тележка. Об этом и поговорим сегодня.

Редактирование

ПЕРВОЕ ПРАВИЛО РЕДАКТИРОВАНИЯ ДЛЯ НОВИЧКОВ.

Редактура должна быть! Если вы написали рассказ, не думайте, что его сразу же можно выстреливать в интернет или совать под нос неподготовленным к вашему таланту друзьям. Сделайте милость, перечитайте хотя бы пару раз, исправьте грамматические ошибки, расставьте запятые, поправьте корявости. Это минимальные требования для любого начинающего автора.

ШИРОКИЙ СПЕКТР РЕДАКТИРОВАНИЯ.

Редактура – процесс обширный, он охватывает разные уровни текста. Условно я разделяю процесс на следующие уровни: редактура в рамках целого произведения, отдельной главы, абзаца и предложения. На каждом уровне – свои требования и свои объекты исправления. Важно понимать, что если вы редактируете каждое предложение в отдельности, это не значит, что вам не нужно редактировать абзац.

Что необходимо для редактирования? Я считаю абсолютно необходимыми следующие два инструмента:

  • Толковый словарь;
  • Словарь синонимов.

На первых порах также не обойтись без пособия по грамматике. В дальнейшем, по мере набора опыта вы сами определитесь, какие инструменты станут для вас самыми необходимыми.

Часто можно услышать, что редактировать нужно, обязательно выждав пару недель, позволив тексту вылежаться, а замутненному разуму – очиститься. Это утверждение верно, но лишь отчасти, и не стоит забывать, что многие ошибки и ляпсусы можно и нужно править еще по горячим следам. Поэтому я рекомендую после написания все же несколько раз перечитать текст, ужаснуться, внести очевидные коррективы и исправления, а уж потом отправлять шедевр в нижний ящик стола на вылежку до лучших времен. Гарантирую, когда вы в следующий раз откроете текст, то не испытаете того испепеляющего чувства собственной бездарности, которое невольно посещает любого литератора при виде собственных сырых трудов. Все будет намного приятней и легче.

РЕДАКТИРУЕМ ПРЕДЛОЖЕНИЕ.

Это самый распространенный и привычный вид редактирования, которым занимается подавляющее большинство авторов. Обидно, что многие (особенно начинающие) дальше этого так и не уходят.

Редактура в рамках отдельного предложения добивается максимальной точности передачи мысли. При этом используются следующие средства:

  • Избавление от словесного мусора;
  • Подбор синонимов;
  • Верный порядок слов в предложении.

Теперь о каждом элементе подробнее.

ИЗБАВЛЕНИЕ ОТ СЛОВЕСНОГО МУСОРА.

Избавление от словесного мусора – первый и самый простой этап редактирования. Что я подразумеваю под мусором? Это те слова и речения, которые можно безболезненно удалить из предложения без всякой потери смысла, а также слова-паразиты. Вот примерный список: местоимения (он, его, ему, который, их, свой, мой и т.д.), вводные конструкции (в общем, другими словами, итак, в итоге, словом, в конце концов), глаголы (быть, стать, начать, продолжить и т.д.), частицы (это, этот, вон, вот) и многие другие в зависимости от обстоятельств.

Примеры:

Келли сжалась в комок, дрожа от страха, а вокруг нее творилось нечто невообразимое. – Местоимение нее можно выкинуть без потери смысла. – Келли сжалась в комок, дрожа от страха, а вокруг творилось нечто невообразимое.

Она закричала и уже сама почувствовала на себе хватку – что-то невообразимо холодное крепко схватило ее за ногу… — Вновь перебор с местоимениями, хладнокровно вычеркиваем. К тому же в предложение затесались два однокоренных слова, одно заменяем синонимом. – Она закричала и вдруг ощутила хватку – что-то невообразимо холодное крепко вцепилось в ногу…

Пустая безлюдная площадь была погружена во тьму. – Слово было чрезвычайно привлекательно для автора, а потому особенно опасно. Оно так и просится в каждое предложение, поэтому его следует выпалывать особенно тщательно. – Пустая безлюдная площадь погружена во тьму.

Отсюда, с крыши, его почти не было видно, но проходя мимо пару часов назад, все они поразились... – Отсюда, с крыши, его почти не видно, но проходя мимо пару часов назад, все они поразились…

Дождавшись, когда гости рассядутся, Павлик начал петь. – Дождавшись, когда гости рассядутся, Павлик запел.

По сути, это и не мог быть кто-то иной, только святой отец. – Так ли важна здесь вводная конструкция? – Это и не мог быть кто-то иной, только святой отец.

ПОДБОР СИНОНИМОВ.

Вторая по важности обязательная процедура. Подбор синонимов позволяет бороться с повторами, тавтологиями и нежелательными однокоренными конструкциями, а также подбирать наиболее точное слово для выражения авторской мысли. Отличным подспорьем в этом деле станет словарь синонимов.

Примеры:

Летающий ящер принялся за домашних животных, которые паслись на живописных зеленых лугах, а когда хозяева перестали выпускать животных на пастбища – принялся  и за людей. – Летающий ящер принялся за домашних животных, которые паслись на живописных зеленых лугах, а когда хозяева перестали выпускать скот на пастбища – взялся  и за людей.

ВЕРНЫЙ ПОРЯДОК СЛОВ В ПРЕДЛОЖЕНИИ.

Устанавливая верный порядок слов, мы преследуем две важных цели. Во-первых, поддерживаем ритмику и мелодику текста. Если вам не нравится, как звучит предложение – попробуйте попереставлять слова, часто такого трюка хватает, чтобы найти требуемое благозвучное сочетание. Например:

Им было понятно все без слов... – Им все было понятно без слов...

Во-вторых, верный порядок слов создает нужный смысловой акцент. Как правильно заметил Юрий Никитин, в предложении самое важное слово чаще всего ставится в конце.

Оцените пары предложений. Подумайте, как последнее слово влияет на смысл и плавность звучания.

Он взял ее руку в свою. – Он взял в свою ее руку.

Мальчик подошел к столу. – К столу подошел мальчик.

РЕДАКТИРУЕМ АБЗАЦ.

Редактируя абзац, автор, в первую очередь, следит за развитием действия или мысли.  Абзац – это не просто набор предложений, по-хорошему, это смысловая ячейка текста, представляющая собой оформленное действие, мысль или эмоцию. В идеале от абзаца требуется единство изложения, но на практике авторы редко следят за подобными мелочами, и абзацы получаются сумбурными.

Я призываю вас внимательнее относиться к абзацам, стараться оформлять их в цельную законченную единицу текста, особенно, если речь идет об описаниях.

Вот пример хорошего цельного абзаца:

Настала осень. Наш район с трудом очнулся после долгого удушливого лета. Кондиционеры были выключены. Толстяки сменили отвратительные шорты на пристойные кримпленовые брюки. Женщины, слегка прикрывшись, обрели известную таинственность. Тяжелый запах дыма и бензина растворился в аромате подгнивающей листвы.

(С. Довлатов «Иностранка»)

Как видите, абзац полностью посвящен образу наступившей осени, и каждое предложение имеет единственной целью дополнить общую картину. Здесь не мелькает ни главный герой, ни его мысли, ни действия. Абзац грамотно выстроен и заточен под описание.  Однако такие вещи нынче редки. Чаще мы наблюдаем, как авторы стараются запихнуть в один абзац все: начиная от цвета носков героини, заканчивая размышлениями об устройстве вселенной. Народ гонится за динамикой. Однако понимание концепции периодов, какой участок текста должен быть плавным и медленным, а какой – резким и стремительным, приходит только с опытом.  Но это уже тема для отдельной статьи.

Попытаюсь объяснить концепцию оформленности на примере. Как вам такой эпизод:

По ступенькам больницы сбежал молодой человек лет двадцати в серой футболке и синих потертых джинсах. Он быстро пошел прочь по улице, сжимая в руке какую-то бумажку. Ветер резким порывом попытался вырвать ее у парня, но ему этого не удалось.

Здесь всего три предложения, но и их можно и нужно оформить в цельный отрывок. Для этого определим, какие образы действуют в эпизоде, какие из них основные, а какие побочные:

  • Больница;
  • Молодой человек;
  • Бумажка;
  • Ветер.

Где здесь зерно, основная мысль абзаца? А вот она: молодой человек выбежал из больницы с какой-то чрезвычайно важной бумажкой. Все остальное – одежда, сила ветра, давление, влажность и прочее уже не важно. Забудьте про пошлые описания цвета волос, глаз и оттенков радужки, разноцветных футболочек, платьев и джинсиков. Никому это не интересно, читатель сам прекрасно додумает повседневную одежду героя, а пресловутый цвет глаз в 99% случаев не важен абсолютно. Выкидываем все лишнее и исправляем абзац примерно так:

По ступенькам больницы сбежал худощавый парень лет двадцати. Быстро пошел прочь, сжимая в руке бумажку. Налетевший ветер попытался вырвать ее, но пальцы держали крепко.

Безусловно, это не идеальная правка, по желанию можно добавить деталей, но главное – это знать, какую мысль (или образ) пытаешься донести до читателя. Мысль всегда во главе угла.

Насущной является и проблема повторов. Из-за скудного словарного запаса начинающие авторы зачастую используют одни и те же слова и конструкции, которые в соседстве дают сомнительный эффект.

Светка стояла в гуще одноклассников. Сережа на секунду поднял лазурные голубые глаза, чтобы украдкой посмотреть на ее лицо. Шелковистые светлые волосы обрамляли ничего не выражающее лицо. От серых безжизненных глаз веяло арктическим холодом. Она не смеялась вместе со всеми. А лишь безразлично наблюдала за маленьким забитым существом в углу класса. По лицу не проскальзывала ни одна эмоция.

Кроме того, никто не отменял обработку абзаца от ритмических сорняков. Здесь нам поможет правильный порядок слов и подбор синонимов.

Иногда полезно бывает разбить одно большое сложное предложение на несколько малых или, наоборот, соединить пару мелких в одно крупное. Но здесь, в первую очередь, необходимо руководствоваться манерой самого автора. Некоторые писатели предпочитают короткие и рубленые предложения, другие плетут кружева длинных и размашистых.

Сашка вышел из дома в половине восьмого, когда раскаленное солнце закатывалось за столетний сосновый лес, и на смену дневной духоте и зною приходила вечерняя прохлада. – Предложение легко можно оставить и в таком виде, а можно разбить на отдельные. – Сашка вышел из дома в половине восьмого. Раскаленное солнце закатывалось за столетний сосновый лес. На смену дневной духоте и зною приходила вечерняя прохлада.

РЕДАКТИРУЕМ ГЛАВУ.

Вы не поверите, но редактирование затрагивает не только ткань самого текста, но и его структуру. В рамках отдельной главы важно постараться выстроить четкую и логичную цепочку повествования. Хорошим подспорьем здесь послужит заранее написанный план. Но и план не является чем-то незыблемым, высеченным из гранита памятником вашего таланта. Иногда уже по ходу написания или редактирования мы можем придумать какой-то неожиданный поворот, который идеально ляжет в сюжет, и вот тогда придется вносить правки и в текст, и в план. Все это означает, что по необходимости мы можем добавлять, переписывать, дописывать или вовсе выбрасывать из текста целые абзацы и эпизоды. Для начинающего писателя очень важно привыкнуть относиться к тексту как строительному материалу, как к глине, и не бояться убирать или править уже написанные и даже тщательно отредактированные эпизоды, если они выбиваются из общей канвы. Недопустимо также излишне увлекаться и  раздувать объем (конечно, если вы не коммерческий автор, а ваша книга – не пятнадцатая в сериале).

РЕДАКТИРУЕМ ПРОИЗВЕДЕНИЕ.

Общая редактура произведения подразумевают работу с сюжетом и планом. Да, в идеале, вы все должны подготовить заранее – и продуманный до мелочей сюжет, и подробный план, по которому пишите текст… Однако уже после написания вам может понадобиться что-то подправить – переписать концовку или изменить героя, а, может, и вовсе вынести новую идею. Все эти маневры осуществимы, и не нужно бояться резать ткань уже готового текста.

Сейчас все привыкли писать начисто. Написал, пробежался глазами по тексту и давай спамить в издательства. В то время как наши классики не стеснялись переписывать тексты, и не по одному десятку раз. И в этом заключена великая мудрость, ведь чем дольше работаешь над произведением, тем глубже в него погружаешься, имеешь возможность пристально рассмотреть тему с разных сторон, прикинуть различные пути развития сюжета, новые ситуации. И что удивительного, если через какое-то время мы уже видим в нем то, что для поверхностного беглого взгляда остается сокрытым? Так почему бы не переделать текст, пожертвовав первоначальной задумкой, чтобы родилось нечто новое, необычное и глубокое? Я ни на чем не настаиваю, но цельный сторонний взгляд на ваше творение никогда не окажется лишним.

Что ж, на этом все на сегодня. Мне жаль, что формат статьи не дает возможности рассказать обо всех тонкостях и подводных камнях редактирования, рассмотреть массу занимательных примеров – иначе статья превратилась бы в книгу. Эта запись являет собой своеобразный ликбез для начинающих авторов, призванный задать им правильный вектор в работе и обратить внимания на некоторые неочевидные вещи, про которые чаще всего забывают.

Как всегда жду ваших отзывов и мнений в комментариях. Подписывайтесь на обновления блога, если до сих пор этого не сделали. До скорой встречи!

27 комментариев

  • МТА:

    Открытость открытости рознь. Иногда подробное описание счастливой свадьбы или заслуженной казни вызывает оскомину. В этом случае автор может и бросить конец не дописывая его. Читателю все ясно — добро торжествует, зло наказано.

    Но вот если автор сам не знает как закончится произведение и никаких направлений читателю не дает, вот тогда беда. Сидит герой в конце повести или рассказа и думает, какой из двух, а то и трех, вариантов ему выбрать, какой из возможных поступков совершить — вот тогда беда. Получается нечто вроде: «Казнить нельзя помиловать» — без намека на запятую. Или еще лучше пишет автор два варианта конца и предлагает читателю выбрать, какой конец из двух ему нравится больше, потому что он-автор, дескать, сам не знает, что лучше.

    Хотя в некоторых случаях это может быть завуалированной игрой с читателем в своего рода поддавки и интересным ходом, когда одна из концовок меняет восприятие характера героя и мнение о нем читателя на противоположные.

    А иногда открытая концовка просто необходима — такой уж герой у автора, слишком сложен для него выбор оказался.

    Я сама открытых концовок не люблю, но один свой рассказ, причем с детективным сюжетом, с такой концовкой сделала. Ход получился вполне жизненным — бывают же незакрытые дела или ошибки следствия, которые заталкивают в тюрьму невинного, а преступник остается на свободе. Этот читателям понравился, а за другой, где конец мне казался ясным, меня наоборот, ругали — всем хотелось чтобы добро было наказано, а зло восторжествовало, ау меня вроде выходило по другому. Все дело в том, что «вроде» — это и не нравилось Сейчас рассказ медленно превращается в повесть, а то и роман (не хочется, но одно тянет за собой другое и выстраивает дополнительную линию сюжета)

    Извините за многословие, но вопрос с открытостью действительно интересный.

  • admin200:

    МТА, лично я вижу в приеме открытой концовки два наиболее важных преимущества. Во-первых, она создает у читающего чувство недосказанности, заставляет его не просто отложить книгу в сторону и благополучно забыть ее, а вернуться к предыдущим страницам, внимательнее перечитать какие-то моменты в поисках мелочей, которые он случайно мог упустить. Открытый финал рождает в читающем чувство незавершенного гештальта, призывает думать, размышлять над историей, чтобы подобрать свою, наиболее подходящую концовку. Во-вторых, мне кажется, что открытый финал придает истории нужный градус жизненности и реалистичности. В жизни конфликты и прочие интересные истории часто не имеют логичного завершения, мощной точки. Они просто затухают сами собой, тонут в потоке рутины и бытовухи. В искусстве расставание влюбленных — всегда драма, в жизни — часто просто перестали звонить друг другу.

    Однако написав все это, я понимаю, что подобные приемы — не для каждой истории, более того, не для каждого читателя. Ну, скажем так, если книжка о борьбе добра со злом, ваша ЦА вряд ли оценит открытую концовку. С другой стороны, какой-нибудь свадебный happy end или пошлое «все умерли» в серьезной истории я бы посчитал безвкусицей, уж лучше открытый финал. Вот та же «Школа для дураков» С. Соколова, отрывок из которой я приводил недавно, окончись она чем-то определенно-точным, быть мне разочарованному. А так — все гармонично, кусок из жизни (пусть выдуманной) оканчивается запятой, точка в жизни — только смерть.

    Это все я к вопросу о понятности и комфортности читающего. Не всегда нужно разжевывать все читателю и подкладывать подушечку под зад, чтоб было мягко (я вообще считаю, что делать так противопоказано). Я в такой момент всегда вспоминаю первые главы «Войны и мира», где Толстой шпарит на французском едва ли не целыми страницами, и думаю, ну разве переживал он о том, что читатель чего-то там не поймет? Вряд ли.

  • Геннадий:

    А если рассмотреть открытую концовку, как намёк на продолжение? Типа автор пока в раздумьях, стоит ли писать вторую книгу по этой вселенной, но, на всякий случай, оставил открытой «сцепку».

  • admin200:

    Геннадий, не намек, а скорее возможность. В какой-то мере, да, можно.

  • МТА:

    Хочу поразмышлять о трех моментах по поводу предумышленного использования открытой концовки.

    У многих в том числе и маститых авторов наблюдаю в последнее время очень не нравящуюся мне деталь: рассмотрение только одного конфликта в романе(!), из которого вырастает другой, и именно этот второй и остается незавершенным. Получается некая игра с читателем — «хотите узнать чем дело закончилось покупайте мою следующую книжку, но я еще не придумал конца». Мне кажется, это запрещенный прием для хорошей литературы.

    Второй момент: вы правильно сказали — жизнь, как правило, не имеет ни эффектной развязки, ни, зачастую, четко выраженной кульминации. Но очень многие читатели берут в руки книгу, ожидая именно кульминации, катарсиса, перепетий и тому подобных эффектных деталей, и испытывают разочарование, если их нет.

    Третий: введение жизненных ситуаций в повествование должно быть органически связано и с героями и с сюжетом. Иногда разговоры в рубке космического корабля (к примеру) напоминают склоки соседей на коммунальной кухне. Скажете — почему нет? Если написано мастерски и ложится на характер героев — антураж не важен, но если автор озабочен изложить только свою идею и собственное приключение — получается несуразица.

    Открытый конец как и жизненность ситуации, должен быть заложен с самого начала, также как и катарсис. Иначе получится противоречие. Одна моя подруга (писательница) не любит "счастливых концов, другая (читательница) всегда заглядывает в конец, и если он «плохой» доже не начнет читать, сколько бы ей не рассказывали как великолепно написана книга. Третья — читает синопсис и если там присутствует хотя бы одно фантастическое допущение пусть в самом конце, читать не будет, при этом Булгагова считает чистым реалистом. А Умберто Эко писал, что автор должен сам воспитывать своего читателя. И как тут воспитаешь, если "сколько людей, столько и мнений.

    К чему я все это? — Выбор всегда за автором и иногда в процессе редактирования находится такой элемент сюжета или концовки, который делает вещь настоящей. Для АВТОРА.

  • admin200:

    МТА, и вот мы опять приходим к вопросу ожиданий читателя. Читатель ждет, читатель хочет видеть, читатель листает аннотацию (последнюю страницу) и отбрасывает книгу. Такое чувство, что мы на базаре и хотим сбагрить побыстрей свой товар. Я не знаю, следите ли вы на YouTube за такой писательницей Ириной Щегловой, она снимает видео для начинающих, а теперь уже взялась и за платные вэбинары, так вот она — современный писатель, автор детских и подростковых книг — приучает начинающих к мысли, что они создают «продукт». А! Каково? Не ум, честь и совесть нации, а натуральные кустари. Но это не она такая глупая женщина, она знает, что говорит, потому что в кухне той варится. И вот пока мы мыслим категориями продукта (рыночными категориями), ни о каком эковском воспитании, ни о каких вершинах можно и не мечтать. Да, я считаю, что деньги портят все, к чему имеют приложение. И литературу они испортили особенно сильно. Писатель, который думает о заработке, и писатель, который пишет просто потому, что не может не писать, — два разных писателя. Я понимаю, что мне легко так говорить, потому что я не обременен этими заработками, и я не осуждаю авторов, которые на эти деньги живут (хоть пишут иронические дюдики, хоть фэнтезю, это их дело), но для тех начинающих и просто любителей, кто еще не успел броситься в эту пучину, я предлагаю плевать на конъюнктуру и запросы рынка и писать так, как хочется — хоть с открытой концовкой, хоть с закрытой, хоть с десятью разными в конце и начале.

    Мне иной раз кажется, что я всем вам не помогаю больше, а врежу. Да, собранные здесь советы очень действенны, на них стоит вся современная массовая культура зрелищ. Но Боже мой, зачем нам очередной боевик, очередной поход на дракона, очередная фантастическая серия? Я подсунул вам костыли, но пока вы их не отринете, никогда не побежите и не полетите.

  • МТА:

    Да! Да!!! ДА!!! Подпишусь под всеми вашими словами. Простите за нелюбимые мужчинами восклицательные знаки. Если пишешь от сердца — книга читателя найдет, что-бы не диктовала конюктура рынка. Через несколько дней еду на конвент, где в тезисах одного из докладов прямым текстом прописан призыв издаваться за свой счет. Почему? Потому что издательствам выгодно выпускать книги, которые не читают, а «хавают». Некоторые даже читателей величают «хомячками». В приведенном вами примере что самое страшное — пишет эта мадам для ДЕТЕЙ и ПОДРОСТКОВ, то есть для тех, кто будет читать дальше и наши книги. Тех, кто уже сейчас считает классическую русскую (и не только) литературу или того же Толкиена неудобоваримой тягомотиной. И требования к вот этой «кушаемой» книге примитивные до нельзя — штампуй «продукт» по книжке в месяц: предложения нее больше пяти-семи слов; один конфликт, одна кульминация; в героях полусумасшедший ученый, подросток или ребенок, красивая девушка; главный герой — побеждающих всех врагов; лучше, если его брутальность не очень заметна (не бросается в глаза), намек на любовь, намек (она была, но в кустиках, в другой комнате и т.п.) на постельную сцену, в ужасе бегущие враги (обещающие месть, но не дай Бог убитые), убивать на смерть нельзя никого.

    И главное, герои не должны сильно меняться по ходу действия, что бы читатель не запутался.

    Хочешь издаваться и получать деньги — пиши так. Вот и пишут. А потом умные люди говорят о кризисе литературы и нежелании людей читать их умные книги. И не будут. Если с детства отбили желание читать такое.

    Поэтому предлагаю всем писать, то что нравится читать самому, но текст должен быть от души, а не по заказу.

    А насчет идеи или основной мысли — читатель, если умный ее сам увидит, а не умный — ему эта самая идея, даже в разжеванном виде (как для «хомячка») будет не понятной.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>