Виктор Пелевин «Т.»

Автор: , 05 мая 2016

Сегодня я хочу поговорить о романе известного русского писателя, нашего современника, Виктора Пелевина под незаурядным названием «Т.». За последнее время я прочел к ряду сразу несколько романов этого автора («Жизнь насекомых», «Чапаев и Пустота», «Generation П», «Священная книга оборотня», «Empire V» и собственно «Т.»), и если подавляющее большинство показалось мне хоть и неоднозначными, но цельными книгами, то последняя вызвала вопросы, кои я и постараюсь сегодня озвучить.

Т.

Виктор Пелевин «Т.»

Говоря о Пелевине, мы почти всегда подразумеваем особую сюрреалистичную композицию его романов и всегда неожиданную философскую основу. Из этих элементов складывается индивидуальная манера автора, за которую одни его отвергают, а другие превозносят до небес. В этом плане «Т.» является достойным образчиком пелевинской манеры, но имеет ряд любопытных особенностей, из-за которых я и решил написать отзыв.

Главным героем романа является знаменитый граф Т., который, оставив родовое имение Ясная Поляна, отправляется на поиски загадочной Оптиной Пустыни. В самом начале истории, спрыгнув с моста в реку, граф лишается памяти, и уже не помнит причин и мотивов своего путешествия. В голове у него лишь одна цель – Оптина Пустынь. Никто не знает толком, где она находится, и именно вокруг этих исканий выстроен весь первый ярус повествования. Однако, как мы хорошо знаем, любое путешествие героя в литературе – это не столько поход за сокровищем, сколько поиски самого себя и своего места в мире. Это суждение в полной мере справедливо и для романа Пелевина.

В ходе путешествия графа Т. упорно преследуют и пытаются убить. Руководит погоней некто Кнопф, и мотивы его до конца неясны. Его приспешники палят в героя из всех орудий, сам же Кпопф старается удержать графа душевным разговором. Все это выглядит нелепо, главным образом потому, что до нас четко не довели причины этой дикой погони. Сам граф только добавляет трэша: вооруженный целым арсеналом смертоносных приспособлений, он прыгает с моста, переплывает реки, метает ножи и взрывает бомбы. В общем, ведет себя как герой тупого боевика, коим, увы, и является первый пласт сюжета.

На втором ярусе повествования нам встречается Ариэль Брахман – это автор-профессионал из нашего времени, который пишет роман о приключениях графа Т. Но пишет не один, а в составе целого коллектива, где каждый автор отвечает за свое – кто-то за боёвку, кто-то за эротику, а кто-то и за поток сознания. Ариэлю известен древний алхимический секрет, при помощи которого автор, запивший водичкой пепел сожженной страницы, может побеседовать с героем повествования. Ариэль регулярно является Т. и рассказывает ему о том, в каком направлении меняются планы по написанию его истории. Герою роль марионетки, безусловно, не нравится, и он мучается от понимания того, что все его мысли и поступки принадлежат каким-то демоническим сущностям.

На третьем ярусе находится некий философ Соловьев, который тоже является выдуманным артелью персонажем, но которому удалось узнать секрет, позволяющий вырваться из-под власти писателей. Соловьев заточён императором в темницу и в повествовании лично не присутствует, но его мысли, высказывания и идеи воспроизводят другие персонажи, и именно через них граф пытается нащупать крупицы великой тайны.

Как вы правильно поняли, книга напоминает бутерброд (или скорее гамбургер), и автор по ходу истории будет угощать нас и тупым боевиком, и детективом, и философской притчей.

Особенностями, отличающими книгу от всего остального, что я читал у Пелевина ранее, являются, во-первых, личность главного героя, а во-вторых, пространство, где разворачиваются события. И если в «Чапаеве» реальность вымышленная чередовалась с обыденностью сумасшедшего дома, то в «Т.» автор всецело погружает нас в атмосферу имперской России. И, по-моему, маневр не выходит удачным – атмосфера романа на порядок слабее, нежели чем в книгах о России 90-х и 00-х. Контраст ощущается во всем. Все эти холопы, поручики, цыгане, агенты имперского сыска – все это настолько далеко от нас, что не вызывает никакого волнения. Да и нарочито игровая направленность сюжета тому не способствует. И лишь в отрывках с Ариэлем нет-нет да и проглядывает то самое, привычное и любимое…

Говоря о главном герое, графе Т., прототипом которого послужил Лев Толстой, я не могу не отметить сомнительность выбора. Я склонен понимать Т. как своеобразный стеб Пелевина над современными интерпретациями Шерлока Холмса и всякими «Лигами выдающихся джентльменов», где литературные герои предстают некими супер-героями и вершат справедливость, полагаясь больше на упругость мышц, а не на остроту ума. Но в то же время подобного стеба полон весь интернет, от писателя же мы ждем чего-то большего. И это большее мы, безусловно, увидим, но не в случае с главным героем. Не буду пускаться в морализаторство, но даже оставив за скобками все острые углы, образ протагониста все равно вышел слабым и ненатуральным. Главным образом потому, что автор не смог сказать ничего нового о графе. Ну, что такого мы узнали, чего не знали раньше? Толстой мог постоять за себя, был падок до молодых крестьянок, грамотно выражал свои мысли и, в целом, был не дурак? Позвольте, а это точно Толстой? А не Гришка из соседнего подъезда?

Сюжет истории, предполагающий постепенное поедание бутерброда читателем, тоже выглядит не очень удачно. В основном, из-за первой половины книги, где мы, главным образом, лицезреем лишь стрельбу и посредственные погони, перемежаемые болтовней графа с Ариэлем. И хоть action, по идее, призван развлекать нас между долгими философскими беседами, получается как раз наоборот: разговоры Т. с Ариэлем намного увлекательней, нежели вся эта бессмысленная беготня. И только во второй части автор аккуратно и постепенно подводит нас к главной идее. Идея, скажу я вам, интересная. В духе Пелевина, все как мы любим. И наверное, ради нее стоит пробираться через все эти дебри. Но идея, какой бы шикарной она не была, никак не отменяет смертной тоски и вторичности первого полукнижия.

Многие критики отмечали в романе большое количество отсылок как к другим произведениям Пелевина, так и к эпизодам из мировой классики. Особенно много перекличек с романом «Чапаев и Пустота». В общем-то, это не должно удивлять, Пелевин прибегает к этим приемам регулярно, в каждой своей книге. И читая чужие рассуждения о том, как тонко и интересно он это делает, я все же не склонен считать подобные маневры каким-то достоинством книги. Это напоминает своеобразное заигрывание с умным читателем. Дескать, заметил отсылочку? Молодец, другие вон не заметили. В общем, это такие приятные бонусы для самых внимательных, но говорить о том, что они поднимают повествование на новый уровень, не приходится.

В итоге. Роман «Т.» произвел на меня впечатление книги неровной и неоднозначной. И если к неоднозначности относительно Пелевина я привык, то остальные моменты стали для меня неприятным сюрпризом. Спорный выбор протагониста, скучный и невыразительный мир, бессмысленные погони и стрельба… Вся эта мишура не идет роману на пользу.

Пример этой книги навел меня на мысли о том, что писателю недостаточно просто придумать интересную и свежую идею, нужно еще найти подходящие средства для ее реализации. Найти нужную обертку для своей конфетки. Так вот в романе «Т.» беда именно с оберткой.

Итог: 7 из 10.

На этом все на сегодня. Как всегда жду ваших комментариев: по поводу романа «Т.», моей рецензии и всего творчества Виктора Пелевина. До скорой встречи!

Похожие записи:

  • Нет похожих записей

Комментарии к статье

  1. Наталья:

    А по мне так обертка довольно яркая. Такие детали, как «непротивление» или «иронический шутер», «свято-отеческий визор» — это находки. Благодаря этому создается атмосфера веселья и торжества абсурда.

  2. Дмитрий:

    Спасибо за интересный обзор. Т. читал давно и свое отношение уже подзабыл. Вроде бы, сильно не зацепил, в отличие от Ч. и П. или Поколения П. 

    Многие разобранные произведения получают 7 из 10. Вы или боитесь ставить крайности или вам нужна более гибкая градация, например, до 100.

  3. Елена:

     А по-моему, «непротивление» — словечко довольно старинное, вспоминается «непротивление злу насилием». А мне понравился пелевинский «Snuff». Там довольно чётко прослеживается и основная идея, и социальные аналогии, и всё это сдобрено пелевинскими сатирическими нотами — довольно увлекательно! *CRAZY*

  4. admin200:

    Дмитрий, вы замечательно и тонко подметили особенности моей оценочной системы. Тут дело в том, что книги, которые я оцениваю высоко (8, 9 или даже 10 баллов), я не вижу смысла рецензировать, т.к. три страницы восхвалений и писать, и читать откровенно скучно. Напротив, книги, которые не понравились (5 и 6 баллов), мне и рецензировать не хочется. Ну, прочел и забыл. Вот и получается, что семерки — это те самые неплохие книжки, которые можно всласть покритиковать, но которые не становятся из-за этого хуже.

    Почему я не ставлю оценки ниже 5? Просто потому, что откровенно слабые книги я бросаю на середине или на первой-второй главе. Не вижу смысла мучить себя. Но и оценивать то, что не прочел целиком, я не берусь. Все по-честному. Чтобы не было знаменитого «не читал, но осуждаю».

  5. admin200:

    Елена, скоро обязательно прочитаю.

  6. Дмитрий:

    Спасибо за ответ. А я бы с удовольствием почитал как отзыв на 10, так и отзыв на 1. Особенно на 1. Т.к. там будет куча ошибок, а на ошибках мы все (начинающие писатели) сможем поучиться.

  7. Елена:

    Поддерживаю Дмитрия. И продолжающие начинать тоже. :(

  8. Рубен:

    Спасибо, как всегда крутой обзор. Кстати, вы заинтриговали, но так и не рассказали, что же там за идея, к которой подводит Пелевин после первой половины. Понятно, могу и сам почитать, но интересно было бы прочесть об этом в вашем обзоре =)

  9. admin200:

    Рубен, я намеренно избегаю спойлеров, чтобы не портить удовольствие тем, кто еще не читал. Что же касается идеи... Я бы мог ее озвучить, но без контекста она не кажется мне столь интересной. Все-таки Пелевин строит свои книги таким образом, что идеи в них неотрывно связаны с содержимым истории. Так что советую почитать. Сначала «Чапаев и Пустота», а потом уж и «Т.», если первая зайдет.

  10. Рубен:

    Ок, читать, так читать =)

  11. Наталья:

    Елена, я не очень ясно выразилась. Непротивление злу насилием — это действительно взято у того самого Льва Николаевича. Но пелевинский граф Т интерпретирует это весьма своеобразно. Пример метание в сторону врагов звездочек-заточек как у самураев, и т.п.

Ваш комментарий