36 драматических ситуаций по Жоржу Польти. Часть 3

Автор: , 05 Окт 2013

Вашему вниманию предлагается заключительная часть большой публикации, в которой мы обсуждаем 36 основных типов драматических сюжетов, выделенных французским автором Жоржем Польти на основе анализа более 1500 литературных произведений разных времен и народов. Для тех, кто пропустил начало разбирательства по этому вопросу, ссылка на первую часть: 36 драматических ситуаций по Жоржу Польти. Часть 1. Сегодня же мы разберем оставшуюся дюжину ситуаций, а также озвучим некоторые мысли по поводу классификации Ж. Польти в целом.

36

 

О драматических ситуациях.

Прежде чем мы озвучим оставшиеся 12 сюжетов по классификации Польти, я хотел бы сказать пару слов о том, как я сам вижу работу с подобными заготовками. Безусловно, знать об основных типах сюжетов, на которых строилось подавляющее большинство мировых литературных шедевров, очень полезно. Это избавляет от многих проблем. Часто бывает, что у автора уже есть некие наметки на сюжет, но он не может сложить их в единое целое, выбрать правильную почву для конфликта, которая позволила бы раскрыться всем его задумкам и замыслам. Данная классификация позволяет сделать это без лишних усилий – из предложенных Польти вариантов выбрать наиболее подходящий, который и станет основным конфликтом для нового романа. Но в то же время, это отнюдь не означает, что писатель должен беспрекословно придерживаться тех элементов ситуаций, которые озвучивает французский литературовед. Наоборот, чем больше автор привнесет своего, тем меньше следа останется от того «шаблона», который был взят за основу всего произведения.

Еще очень важно, чтобы начинающий автор осознал, что классификация Польти – это не просто выборка главных идей для романа. Это основные драматические ситуации, которые встречаются и по ходу самого сюжета. То есть их вполне можно использовать в качестве локальных конфликтов в отдельных частях романа, главах или просто сценах. Здесь мы видим, что главное в классификации Польти – сама концепция идей, а их величина может быть совершенно разной в зависимости от целей самого автора. Это надо понимать, и это надо использовать.

В общем, у классификации Жоржа Польти может быть сколько угодно критиков и сколько угодно приверженцев. Польза же ее для отдельного автора будет зависеть исключительно от него самого: насколько писатель сможет прочувствовать ее гибкость, овладеть ею для своей пользы. Классификация Польти является одним из множества инструментов, предоставленных современному автору, вопрос лишь в том, как сам автор сможет ими воспользоваться.

25. Нарушение супружеской верности.

Разновидность одной из уже озвученных ситуаций, но на этот раз без убийства. Довольно распространенный житейский мотив, который, тем не менее, дает определенные варианты для автора. Писатель здесь может сделать акцент как на переживаниях обманутого супруга, так и на чувствах нарушителя супружеской верности или третьего лица. История может принять ракурс как драматический, так и комический. В общем, что и говорить: порой автору достаточно всего лишь трех персонажей, чтобы смастерить для публики увлекательный сюжет.

Элементы ситуации:

  1. нарушитель супружеской верности;
  2. обманутый супруг;
  3. любовник или любовница.

26. Преступление любви.

Целая группа сюжетов, объединенных одним мотивом – любовью, приводящей к какому-либо преступлению. Это может быть и кровосмешение, и связь с несовершеннолетним, и любовные отношения с некровными родственниками (например, с мужем дочери). Драматизм этих ситуаций строится на столкновении светлого чувства любви с нарушением нравственных запретов.

Участники истории:

  1. влюблённый персонаж;
  2. персонаж любимый.

27. Узнавание о бесчестии близкого.

Потенциально очень сильная драматическая ситуация, которая по воле автора может быть еще более усугублена тем, например, что узнающий герой вынужден наказать или даже убить своего потерявшего честь близкого. Здесь могут быть различные варианты: например, узнавание о бесчестии жены, матери или дочери; открытие страшного факта, что брат или сын – убийца или изменник (сразу вспоминается Тарас Бульба), ну и так далее.

Элементы истории:

  1. узнающий;
  2. виновный близкий;
  3. вина.

28. Препятствие любви.

Крайне распространенный ход, который можно встретить в подавляющем большинстве произведений, где фигурируют влюбленные. Ну и конечно, за всю многовековую историю эксплуатации этой темы ее вариантов придумано несметное множество. Это и брак, невозможный из-за социального или имущественного неравенства, расстраивающийся недоброжелателями или непреодолимыми обстоятельствами, и классическая история Ромео и Джульетты, где любви препятствует вражда семей, и более бытовой случай, где тяжелый характер самих влюбленных мешает их счастью. В общем, выбор огромен, однако подобрать что-либо оригинальное во всем этом многообразии не так уж и легко.

Слагаемые сюжета:

  1. любовник;
  2. любовница;
  3. препятствие.

29. Любовь к врагу.

Одна из разновидностей предыдущей ситуации, но содержащая, тем не менее, более сильный драматический потенциал. Здесь, конечно, кроме самих личностей влюбленных крайне важна причина, по которой они являются врагами. Классическим вариантом этой истории является уже упомянутая выше трагедия Шекспира «Ромео и Джульетта».

Элементы ситуации:

  1. враг;
  2. любящий врага;
  3. причина, почему любимый является врагом.

30. Честолюбие и властолюбие.

Истории подобного плана в большей степени основаны на характере самого героя, а не на окружающих обстоятельствах. Здесь автору следует постараться, чтобы создать правдоподобный образ честолюбца, готового пойти на преступление или предательство ради достижения собственных целей. Ну и конечно, для создания конфликта необходима противоборствующая сторона, целью которой является укрощение зарвавшегося героя.

Элементы сюжета:

  1. честолюбец;
  2. цель честолюбца;
  3. соперник.

31. Борьба против бога.

Весьма сложная основа для сюжета, которая, тем не менее, при должном подходе сможет выделить произведение своей оригинальностью. Богоборчество в классификации Польти – одна из самых редких идей. В этом ее огромное преимущество. Что касается самой ситуации, то в ней подразумевается не только сражение против бога или судьбы, но и, например, борьба против самой веры, против верующих в бога. В общем, это тема для большого и серьезного произведения, способного затронуть целый пласт культурных и моральных проблем.

Примерные слагаемые ситуации:

  1. человек;
  2. бог;
  3. повод или предмет борьбы.

32. Неосознаваемая ревность, зависть.

Здесь речь идет о ситуациях, в которых мотивом действия персонажа или группы персонажей является ревность или зависть. Данный тип сюжета скорее относится к категории житейских, понятных любому читателю. От автора же требуется вдумчиво поработать над слагаемыми ситуации, в особенности важен повод к зависти или ревности, ну и, конечно, мотивы действующих лиц конфликта.

Элементы сюжета:

  1. ревнивец или завистник;
  2. предмет его ревности или зависти;
  3. предполагаемый соперник;
  4. повод к зависти, ревности.

33. Судебная ошибка.

По моему мнению, это ситуации с довольно высоким драматическим потенциалом. Здесь один из персонажей становится жертвой судебной ошибки (которая может быть непреднамеренной, а может и подстроенной неким недоброжелателем), присутствует лицо, данную ошибку совершающее, а также настоящий преступник. И все они, безусловно, испытывают огромные переживания по поводу случившегося – именно в этом мне видится серьезный источник драматизма подобных историй. От того, сможет ли автор раскрыть его в должной мере, во многом и будет зависеть успех всей задумки.

Участники истории:

  1. ошибающийся;
  2. жертва ошибки;
  3. предмет ошибки;
  4. истинный преступник.

34. Угрызения совести.

Вероятно, лучшая основа для психологической драмы. Герой совершает преступление или допускает ошибку, а дальше запускается жестокий механизм самобичевания, приводящий героя к глубокому и неразрешимому внутреннему конфликту. Безусловно, один из лучших образцов использования данной ситуации – роман Ф.М. Достоевского «Преступление и наказание».

Элементы сюжета:

  1. виновный;
  2. ошибка или жертва виновного;
  3. разыскивающий или разоблачающий виновного.

35. Потерянный и найденный.

Достаточно распространенный приключенческий мотив. При загадочных обстоятельствах пропадает человек. Его нужно отыскать, и, разумеется, по пути разобраться, что же стало причиной исчезновения. Здесь помимо вполне предсказуемого приключенческого начала сильна и роль загадки. Таким образом, история потерянного персонажа вполне может содержать в себе дополнительные детективные нотки.

Участники ситуации:

  1. потерянный;
  2. находимый;
  3. нашедший.

36. Потеря близких.

Ну и последняя в списке Польти драматическая ситуация тоже очень часто эксплуатируется современными авторами. Здесь объединены все сюжеты, в основе которых лежит смерть или потеря близких людей. Разумеется, обстоятельства этой потери целиком и полностью отданы на откуп автору, и конечно, от того, как он поработает в этом направлении, и будет зависеть успех самой истории. Весьма распространен случай, когда автор преднамеренно делает героя свидетелем гибели близких.

Элементы ситуации:

  1. погибший близкий человек;
  2. потерявший близкого человека;
  3. виновник гибели близкого человека.

Что ж на этом все. Надеюсь, данная классификация драматических сюжетов верно послужит вам в нелегком писательском труде. Подписывайтесь на обновления блога «Литературная мастерская». До скорой встречи!

Получать обновления блога «Литературная мастерская» на e-mail!

Похожие записи:

Комментарии к статье

  1. Marika:

    Удобная классификация. Может быть полезна, когда сюжет провисает и не знаешь, чтобы такое-эдакое ещё напридумывать. Скопировала себе в блокнотик.

Ваш комментарий