Эксперимент. Часть 2. Выбор рассказа

Автор: , 17 Мар 2014

В одной из прошлых записей я объявил начало страшного эксперимента на блоге «Литературная мастерская». Я попросил читателей блога присылать на наш электронный адрес свои короткие рассказы, чтобы в дальнейшем на примере одного из них мы могли бы наглядно разобраться в тонкостях работы над сюжетом литературного произведения. Итак, за прошедшие две недели с момента старта кампании на указанный электронный адрес поступило больше десятка работ. Первые пять из них, как и было обещано, получили дружеские рецензии; оставшиеся – просто скрасили мой досуг. Однако из всего этого многообразия (а работы действительно оказались весьма разноплановыми) мне пришлось выбрать одну-единственную, на примере которой мы и будем разбирать этапы построения сюжета. Именно эту работу я и хочу представить вам сегодня.

Эксперимент

Ирина Чередниченко «Утешительный приз».

Развернуть

Выбивающая зубами замысловатую чечетку Даша внезапно перестала дрожать

— Смотри – волк!

Марина оглянулась и увидела сквозь грязное стекло подвального окна морду волка со сверкающими, как фары, глазами.

— Это же Лу. – Марина освободилась из цепких объятий подруги, встала  и поковыляла к окну, приволакивая затекшую ногу. -  Лу, девочка, — попросила она, — покажи нам дорогу отсюда! Ты здесь все знаешь. Как нам выбраться?

— Пусть лучше сожрет хозяина, — предложила Даша.

— Нет, хозяина — нельзя. Тогда мы от голода и холода составим им компанию, — Марина кивнула в сторону сложенных в углу трупов пяти человек, с которыми они с Дашей начинали проект реалити-шоу, организованного известным телеведущим Романом Лесовым.

— Лана откроет, — предположила Даша.

— Как же, откроет! Да эта шлындра и не вспомнит о нас! Припустит отсюда быстрее зайца, как только жареным запахнет.

— Пахнет, — Даша опять клацнула зубами. – Неужели и я буду так вонять? Вот, например, Игнат – я его почти любила…

— Нет здесь Игната, — Марина резко пресекла Дашино желание заплакать. – Есть только его тело. Да, пахнет. Но это не самое страшное, поверь, что мы имеем на данный момент.

Марина держалась из последних сил. Если она позволит эмоциям  хоть на минутку завладеть ее рассудком – пиши пропало. Они сойдут с ума раньше, чем Роман их прикончит.

А начиналось все вполне пристойно. Популярный телеведущий организовал реалити-шоу, в котором победителю достается миллион евро, а остальные получают  утешительный приз. Через Интернет был объявлен кастинг на участие, и это объявление попалось на глаза Даше, которая искала любые возможности найти деньги. Даша – психолог по образованию, и, как это часто бывает, несчастный человек по жизни. Замужем не была, от кого родила ребенка, не призналась даже близкой подруге. Впрочем, Марина и не настаивала. Андрюшка получился замечательным карапузом, но материнское счастье Даши рухнуло в момент, когда она узнала о диагнозе сына. Нужны были деньги на лечение. Много денег.

Шоу Даша восприняла как шанс спасти малыша, и уговорила Марину, пребывавшую в тоске по случаю развода с мужем, принять участие в кастинге, повысив, таким образом, вероятность выигрыша в два раза. Марина, с ее интуицией журналистки, сразу почуяла, что дело нечисто. Почему объявление было дано не через телеканал, а размещено на неизвестно кому принадлежащем сайте «Богатей или проиграешь!»? Но отказать подруге Марина не смогла, а все хорошо проверить времени не было.

Вечером на одной из городских площадей их встретила ассистент Лесового, Лана, которая вместе с группой участников из семи человек села в микроавтобус, взявший курс на Ярославское шоссе. Где-то за Сергиевым Посадом  они свернули направо и ехали довольно долго, пока не спустилась ночь. Под утро автобус остановился возле одиноко стоящего в лесу большого дома, по-видимому, старинной  усадьбы, тщательно отреставрированной и ухоженной. В подвале этого дома они сейчас и сидели.

Подвал был абсолютно пустой, если не считать музыканта Игната, домохозяйки Олеси, шофера-дальнобойщика Сергея, пенсионерки Полины Георгиевны и студентки Милы, сложенных в кучу в углу напротив двери. Сверху лежала убитая последней Мила, но смерть уже успела обезобразить ее лицо.

Сидеть было негде, и подруги ютились на бетонном полу, со страха не обращая внимания на его холод.

— Я в туалет хочу, — пожаловалась Даша.

— Сходи в угол, за трупы, — предложила Марина.

— Нет, — мотнула головой Даша. – Я лучше потерплю. Как ты думаешь, он нас сразу убьет или оставит тут умирать?

Не дождавшись ответа, она продолжала:

— Я хочу жить! Хочу вылечить Андрюшку!

Она сидела по-турецки, раскачиваясь, иногда задевая своим плечом плечо Марины.

— Пятьсот шестьдесят девять, семьдесят восемь, пятьдесят семь.  Повтори!

— Что? – очнулась Марина.

— Пятьсот шестьдесят девять, семьдесят восемь, пятьдесят семь.  Это телефон клиники, в которой ждут Андрюшку. Повтори! Если я погибну…  Повтори!!!

— Пятьсот шестьдесят девять, семьдесят восемь, пятьдесят семь. Успокойся, мы выберемся отсюда!

— Как? – Даша всхлипывала, вытирая слезы и сопли рукавом своего свитера.

— Если будешь реветь – никак! – отрезала Марина. – Ты же психолог! Думай!

Последнее слово подействовало как команда. Даша подобралась, как боевая лошадь, и перестала плакать:

— О чем?

— Значит, так, — начала рассуждать Марина. – Кроме Романа, нам помочь некому. Проблема заключается в том, что он хочет нас убить. Мы должны его заставить нас спасти. То есть, мы должны его перенастроить на другую цель. Как мы можем это сделать?

Даша наморщила лоб и уставилась на муху, сидящую на стене напротив. Потом перевела взгляд на потолок и сказала:

— Мы должны выяснить, зачем он хочет нас убить.

— Красивый, умный, богатый, успешный. Чего ему не хватало? Ведь у него было все: деньги, девушки, положение в обществе… — размышляла Марина.

— Вот именно, все было, а себя он потерял.

— Себя нельзя потерять, — возразила Марина. – Я — это пещера, куда мы все время возвращаемся.

— Ага, — хмыкнула Даша. – А в пещере сидит зверь. Зачем ему вообще нужно убивать? Он ни с кем из группы не был знаком. Если он убивает незнакомых людей, то он делает это либо для себя, либо для кого-то.

— Если бы он хотел это сделать для себя, — не согласилась Марина, — то зачем такие сложности: сайт, кастинг, дом, автобус, съемки? Вспомни: как только мы приехали, нас расселили в красивых комнатах, давали прекрасную  еду, хорошие вина. Мы жили у него неделю, слушая классическую музыку и загорая возле фонтана в саду. Зачем он тратил столько денег?

Сад, окружавший дом, был настолько ухоженным, что создавалось впечатление, что здесь работал первоклассный дизайнер. Когда Лана впервые вывела группу на экскурсию, Марине на минуту показалось, что она попала в рай: кусты роз всех оттенков были окружены причудливо сочетающимися камнями и аккуратно подстриженной травой. И все это великолепие было размещено между одиноко стоящими березами и елями. Ели она не любила, потому что они напоминали ленивую домохозяйку: вершина красивая, а у основания сухие облезшие ветки. Но эти ели, на редкость пушистые и зеленые, скрывали большую клетку с волчицей. Даже не клетку, а загон, посреди которого высилась сложенная из кирпича пирамида логова, на плоской вершине которой серая хищница  лежала как памятник самой себе. Даже не верилось, что она могла быть опасной.

-  Может, Лана?..

Даша мысленно просканировала облик ассистентки: внешность «а-ля Барби» и полные обожания шефа глаза.

— Нет, Лана – персонал, а не дама рыцаря.

— Тогда кто? Мы?

 - Может, и мы, — поежилась  Даша и оглянулась на мертвые тела. – Итак, мы жили – не тужили, а через неделю приехал Роман. Объявил, что весь день мы можем делать все, что хотим. А с часу до четырех ночи мы должны так спрятаться, чтобы нас не нашли ни маньяк в доме, ни волк во дворе. Вроде бы нормальные условия игры. Но вот что странно: маньяка никто не видел, как никто не видел и выбывших участников. Мы их не обсуждали, не выносили им приговор, — словом, не делали ничего, что так привлекает зрителей.

— Они просто исчезали.  По одному человеку в день. Помнишь, вначале  мы даже не поняли, что происходит. Никто не слышал ни погони, ни криков. Просто каждое утро нам объявляли, что один из нас проиграл. Это было как-то… неинтересно. А оказалось, что все просто. Везде видеокамеры. Здесь, — Марина указала на едва видимый предмет в углу возле окна, — тоже. Он нас видит и скоро сюда придет.

— Давай рассуждать, исходя не из его потребностей, а из его личности, — заторопилась Даша, нервно щелкая пальцами. – Кто он? Актер. В роль он вошел, когда появился перед нами. И играет ее до сих пор. Мы видели его в антрактах?

— Нет, он куда-то уходил, наверное, работал в кабинете или кормил волчицу. Здесь нет обслуживающего персонала.

— Может быть, сейчас нет? – предположила Даша.

— Вообще нет, иначе бы он не привез нас в этот дом. А особняк был обжитым, да и за животным нужен уход. Это значит, мы совсем недалеко от Москвы. Нас возили по кругу, а потом привезли сюда.

— Значит, ты думаешь, что он играет какую-то роль? – усомнилась Марина. – Но ведь он профессионал, а не человек, страдающий раздвоением личности. Как вошел в роль, так и вышел из нее.

— Все гораздо сложнее, подружка, –  вздохнула Даша. – В каждом актере есть Хлестаков. Некоторые не только играют, но и заигрываются, и роль «прирастает» к ним. Такое редко, но встречается. Способность к лицедейству в многоголосии, полифонии личностей, которые актеры присваивают себе с каждой ролью. Особенно это касается тех, кто из года в год играет один и тот же спектакль.

— Почему же роль не хочет отпускать актера?

— Потому что она не завершена. Есть такой психологический феномен – гештальт, целостный образ ситуации. Как только спектакль заканчивается, гештальт замыкается. Актер выходит из роли и становится сам собой.

— Значит, нам нужно замкнуть этот чертов гештальт! – сделала вывод Марина. – Вытащить его из роли, как из норы! Как это можно сделать?

— Есть три способа. Первый: ситуация завершена. Что для актера главное – чтобы ему поверили и восхитились этому. В психологии это называется «восторг надувательства». То, что происходит сейчас, для него – пьеса, для которой нужны зрители. Они же – актеры вторых ролей. Почем он позволил нам увидеть трупы? Кто-то же должен ему аплодировать! Поэтому он и дверь в подвал оставил открытой, чтобы мы сюда сунулись. Он, как кот, подстерег нас и захлопнул мышеловку. Потому что трупы – часть декорации, фон для игры. Чтобы мы представили себя на этой куче. Или – друг друга. Аплодисменты! Гештальт замкнется, и только после этого Романа «выбросит» в повседневность.

— После того, как он нас всех поубивает.

— Не всех. По условиям, один человек должен остаться, чтобы получить миллион.

— Да врет он все! – вспылила Марина. – Зачем ему оставлять свидетеля? Да еще и миллион ему давать?

— Ладно, — согласилась Даша. – Второй: вывести насильственно, разрубить «гордиев узел».

— Это подходит больше. Как?

— Не знаю, может быть, попытаемся наброситься на него с двух сторон… Черт, надо было туфли с каблуками надеть!

— А третья?

— Третья – абсурд.

Скрипнули дверные петли. Появилась тонкая полоса света, замерла, как будто подумав, и начала увеличиваться. Потом дверь резко, театрально  распахнулась и в свете, бившем из-за его спины, Лесовой являл собой вполне демонический образ.

Он приветливо улыбнулся и развел руки, в одной из которых держал пистолет, как будто хотел обнять всех присутствующих, включая мертвецов.

— Ну что, девочки, определились, кто из вас сейчас умрет, а кто получит миллион?

Марина с Дашей потрясенно посмотрели друг на друга. Простая мысль о подобном выборе не приходила им в голову. Они медленно поднялись, не сводя глаз с пистолета, который Роман попеременно направлял то к одной жертве, то к другой.

— Ты хорошо вжился в роль. Браво! – Марина изобразила бурные аплодисменты.

— Фи, — кратко отреагировал он, продолжая улыбаться.

— А утешительный приз? – напомнила Марина.

— Всенепременно! Утешительный приз – это смерть. Она нас всех утешит.

— Оригинально.

— За то и ценят, — хохотнул Лесовой.

— Сейчас ты играешь роль маньяка, — вступила в диалог Даша. – Но ты же не такой.

— А какой я, по-вашему? – добродушно спросил Роман и глянул в окно. – Привет, Лу!

Волчица потопталась на месте, улеглась перед окошком, и, наклонив голову, внимательно наблюдала на происходящим в подвале.

— Если не можете выбрать – деритесь. Правил нет. Можете таскать друг друга за волосы, выкалывать глаза, кусаться… — взгляд Романа опять метнулся в сторону волчицы. – Побежденную застрелю, победительница уйдет с миллионом. Раз, два, три! Веселее! Стоп-стоп! – он выставил вперед руки, как будто создавая невидимую стену. – Со мной драться не надо! Кто из вас бросится на меня первой, та и умрет.

— Хватит! – не выдержала Марина. – Ты нас всех уже достал, придурок! Отдавай пистолет и уматывай!

Вместо ответа Лесовой выстрелил в потолок. Волчица вскочила на ноги и тихо зарычала, слегка расставив в стороны треугольники ушей. Женщины вздрогнули и прижались друг к другу.

За плечом Лесового появилась Лана.

— Почему шумим? – жизнерадостно поинтересовалась она.

Роман даже не оглянулся на нее.

— Я поняла! – внезапно закричала Даша. – Настоящие зрители – не мы, а она. – Женщина указала на окно, где неподвижно стояла Лу. – Ты играешь для нее? Ты играешь роль маньяка, который играет роль волка? Ты любишь Лу? Любишь ее как женщину? Хочешь доказать, что ты ее достоин?

— О чем она говорит, Рома? – Лана подошла к Даше и хлестнула ее по щеке. – Что ты себе позволяешь, дрянь?! Перед тобой – гений.

Удар был сильным, но Даша устояла и продолжала убеждать убийцу.

— Остановись! Она все равно никогда тебя не полюбит.

— Что за бред?

Лана подошла к Лесовому, но он оттолкнул ее локтем.

— Не путайся под ногами!

— Нет, ты объясни, — настаивала Лана, а потом подошла к окну. – Брысь! Пошла вон!

— Не смей с ней так говорить, — прошипел Роман.

Лана обернулась и увидела обезумевшие глаза любовника.

— Так вот почему ты убивал их здесь! Чтобы Лу видела? – завопила она. – Я боготворила тебя как величайшего режиссера, снимающего лучший фильм о подлинности смерти. Я помогала тебе! А ты все пустил под хвост этой…

— Заткнись!

— Суке!!!

Выстрел отбросил Лану к стене.

Лесовой палил из пистолета, не глядя, как волк в овчарне, почуявший свежую кровь.

Женщины бросились на пол и закрыли головы руками. Стрельба стихла. Марина открыла глаза и увидела на полу перед лицом тонкую струйку крови, текущую от Даши. Она бросилась к подруге, теребя ее безжизненное тело:

— Даша, Дашенька, очнись!

— Померла твоя Даша, — раздался равнодушный голос.

Лесовой сидел на пороге подвала и протягивал ей чек.

— Бери и уходи!

— Я пойду в полицию! – с вызовом предупредила Марина.

— Чек отберут, Андрей умрет. А тебе не поверят. Не тормози. Ты выиграла и имеешь пять секунд, чтобы убраться отсюда. На шестой секунде стреляю. Один, два, три…

Марина вырвала чек и выскочила из подвала.

Сколько она бежала по проселочной дороге, впоследствии вспомнить не смогла. Какой-то сердобольный водитель на старом «запорожце» отвез ее в отделение полиции.

— В усадьбе… здесь… недалеко… люди мертвые… — прошептала Марина осевшим голосом и расплакалась.

Пока она рыдала, водитель рассказал, где подобрал ее. Полицейский достал из сейфа пистолет и бросился к своей машине. Марина побежала за ним. В последний момент в машину вскочил и водитель «запорожца».

…В доме никого не было. Ушла и волчица.

Из подвала донесся тихий стон. Марина чуть ли не скатилась по ступенькам навстречу Даше, которая переползала через порог, придерживая рукой рану на животе.

— Дашка!

— …Абсурд… оказался… правдой… — прошептала она и потеряла сознание.

***

— Дорогие друзья! Я раз приветствовать вас на нашем ток-шоу! – от вида в телевизоре улыбающегося лица Лесового Марину затошнило.

Миллион в полиции отобрали, но подругам удалось через Интернет собрать нужную сумму, и слабый, но выздоравливающий Андрюшка уже делал первые осторожные шаги…

Краткое содержание (для тех, кто не осилил рассказ целиком):

Две подруги отбираются для участия в реалити-шоу, главным призом в котором является миллион евро. Деньги крайне необходимы одной из них, чтобы оплатить лечение тяжелобольного ребенка. Их вместе с остальными участниками отвозят в загородный дом, где встречают по высшему разряду. Организатор обращается к гостям с объявлением о том, что каждый день один из участников будет выбывать из игры. И люди действительно начинают пропадать. Через несколько дней их тела обнаруживаются в подвале, и для участников становится очевидно, что на них открыта охота. Подруги оказываются последними выжившими, организатор запирает их в подвале. Девушки пытаются сочинить план побега, но в этот момент за ними приходит убийца. В ходе скандала выясняется, что маньяк убивает людей ради того, чтобы завоевать любовь волчицы, живущей в этой усадьбе. В результате схватки погибает помощница организатора, одной из девушек удается сбежать. Она приводит помощь и спасает раненую подругу. Привлечь маньяка к ответственности так и не удается, но ребенка спасают общими силами.

Мнение.

Итак, какие же у меня впечатления от рассказа и почему я выбрал для эксперимента именно его, а не какой-то иной? Признаться честно, рассказ меня не сильно впечатлил. Не скажу, что он плохой; он скорее не совсем удачный.

По задумке «Утешительный приз» — произведение в жанре триллер. Острый сюжет, наличие непосредственной угрозы здоровью и жизням героев. В идеале такой текст должен холодить кровь и заставлять читателя с волнением ждать развязки. Однако для того, чтобы добиться подобного эффекта мало просто сочинить сюжет с маньяком в главной роли, нужно еще и грамотно структурировать текст. А вот с этим здесь большие проблемы.

Фактически текст состоит всего лишь из пары сцен: диалога двух девушек, в котором они раскрывают всю предысторию кровавого реалити, и сцены финальной битвы с серийным убийцей. И, разумеется, этого совершенно недостаточно для такой остросюжетной истории. Конфликт ситуации практически не имеет развития. Нам рассказывается о страшном маньяке, а уже через пару страниц героиня благополучно спасается. Похоже на обед в солдатской столовой, когда в течение пяти минут за два приема нужно запихнуть в себя и первое, и второе, и компот.

Еще хочу обратить ваше внимание на тот факт, что, наверное, большую часть истории вообще занимает разговор двух пленниц о деталях психологического портрета убийцы. Этому разговору уделено значительное внимание, намного большее, чем другим фрагментам истории. Для читателя это должно означать, что именно этот момент самый важный в рассказе. Но вот действительно ли это так?

Также весьма натянуто выглядит мотивация главного злодея. В принципе, нездоровая привязанность к волчице и стремление добиться ее расположения подобным образом – весьма оригинальный ход, который заслуживает внимания. Другое дело, что подобную мотивацию нужно подводить читателю более аккуратно и скрупулезно, а не в лоб.

Из положительных сторон могу отметить довольно интересную задумку с реалити-шоу. Лично мне эта тема кажется достаточно перспективной и свежей.

В целом же, имеем рассказ с весьма любопытным и многообещающим замыслом, но неудачным исполнением. Весь замысел подвела невыстроенность сюжета.

И вот именно эта невыстроенность и побудила меня выбрать данный текст для участия в эксперименте. На его примере, полагаю, нам удастся максимально наглядно разобрать основные элементы сюжета. А тут практически каждый из них можно улучшить или поправить. Кроме того в сюжете присутствует четко выраженный конфликт, есть антагонист и явная угроза жизни главных героев. В общем-то, есть все для создания крепкого остросюжетного рассказа.

И как раз этим мы и будем заниматься в следующий раз. Нас ждет полная проработка сюжета со всеми его аспектами и составляющими, а итогом ее станет составление нового плана свежей версии нашего рассказа.

На сегодня все. Оставляйте свои мнения и отзывы к рассказу в разделе комментариев. Подписывайтесь на обновления. До скорых встреч!

Получать обновления блога «Литературная мастерская» на e-mail!

Похожие записи:

Комментарии к статье

  1. Ирина Чередниченко:

    Может быть, выстроить сюжет линейно? Вначале завязка — объявление о реалити-шоу, потом равзитие — приезд, инструктаж, исчезновение людей, поиски выхода, которые привели в подвал. Затем — кульминация и развязка.

  2. Гелла:

    Не хочу закидывать камнями автора и его наичуднейший рассказ, но стоило бы высказать мнение рядового читателя, представителя серой массы, жалкой букашки на плече современности -то бишь мое.

    Из рассказа рядовой читатель (читай «я») смог осилить абзац-полтора. Может сюжет и гениален, а интрига приятно бодрит, но это уже не суждено познать. Все шансы на успех в этом отдельном случае разбились о натужность, тщательное придумывание «крутых» сравнений и фразочек, чтобы прям РАЗ и наповал всех нас, убогих. 

    Чечетки, многослойные и загруженные причастиями и деепричастиями оборотики — все это до смерти резало глаз. Нет живости, одни баррикады из якобы удачных сравнений. Рассказ что овсянка — вроде есть-то и можно, но так тяжко глотается, аж желудок сводит. 

    Г-н третейский судья супер-мега-страшного эксперимента, нужна Ваша помощь! Как сделать рассказ оригинальнее, чем простое «он пошел, а я ушел», но и легковеснее бессмысленной кучи оборотов?

    Благодарствую, 

    Гелла

     

  3. admin200:

    Ирина, вы мыслите в правильном направлении. Однако это далеко не единственный возможный вариант.

    Гелла, я не думаю, что этот рассказ следует как-либо править стилистически. Ни к чему это. Стиль ведь не возникает на пустом месте, только потому, что кто-то показал автору, как надо писать. Стиль формируется годами под влиянием прочитанных книг и является выражением индивидуальности человека.

    Так что исправление оборотов и сравнений в данном случае было бы не более чем попыткой показать, как бы здорово я сам написал этот текст. Вот только для чего?..

  4. Маргарита:

    интересно, что из в конце концов получится из этого рассказа))) и жаль, что я не получила дружеской рецензии(((

  5. Максим:

    Маргарита, я считаю, что вы имеете при себе все данные писателя. Конечно, что-то нужно ещё развивать, но так ведь всегда и у каждого =) Когда доверяешь рассказ читателям, мнений будет множество, и каждое уникально и своеобразно. К ним нужно прислушиваться, но кардинально менять свою позицию не стоит =)

  6. Татьяна:

    Ирина, интересная идея! Воспринимается рассказ хорошо, несмотря на недостатки в структуре. Не очень понятно, почему подруги решили, что находятся недалеко от Москвы. Найти старинный особняк можно не только в Подмосковье, да и для содержания его близость столицы не обязательна. Может, более четкие приметы дать? Места знакомые, например? И вообще, это принципиально — чтобы участники шоу думали, что их возили всю ночь? Все то же самое можно сделать даже не выезжая из города. Читателям будет страшнее, а Лесовому — интереснее. :) .

    В идеале, по-моему, если они приедут в особняк поздним вечером, а Игру откроет праздничный ужин. И вечеринка вместо долгой дороги. Более динамично и похоже на настоящее шоу.

  7. Ирина Чередниченко:

    Спасибо за комментарии! Я их обязательно учту и в ближайшем будущем представлю свой рассказ.

  8. Татьяна:

    Удачи вам!

Ваш комментарий