36 драматических ситуаций по Жоржу Польти

В этой статье я хотел бы поговорить об основных вариациях сюжетов, известных в мировой литературе. Ни для кого не секрет, что литературные произведения затрагивают, в общем-то, вполне определенный круг извечных проблем: любовь, предательство, борьба за существование, война и т.д. Эти вещи всегда интересовали и будут интересовать людей, поэтому о них всегда будут писать. Безусловно, здесь речь идет только о сюжетных произведениях, основанных на конфликтах, столкновениях интересов. Так вот для них можно попытаться выделить определенные тенденции, выстроить все многообразие сюжетов в небольшую классификацию с ограниченным количеством типовых ситуаций. Именно о такой классификации сегодня и пойдет речь. Вашему вниманию представляется 36 драматических ситуаций по Жоржу Польти.

36 драматических ситуаций

36 драматических ситуаций по Жоржу Польти.

Итак, Жорж Польти (1868 – 1946 гг.) – французский писатель, переводчик, литературовед и театровед, соученик знаменитого французского оккультиста Папюса. В 1895 году Польти опубликовал свою самую знаменитую работу «36 драматических ситуаций», которая стала результатом анализа тысячи двухсот драматических произведений различных авторов и эпох. Конечно, у этих основных сюжетов существует великое множество вариантов, однако Польти постарался вместить их в свою классификацию, сделав ее очень гибкой. И действительно, чрезвычайно сложно придумать такой сюжет, который никоим образом не подпадал хотя бы под одну из предложенных вариаций. А посему предлагаю познакомиться с предложенной французом классификацией и убедиться, что она и сегодня не теряет своей актуальности.

1. Мольба

Этот сюжет может иметь массу вариаций. Например, спасающийся бегством герой умоляет кого-то из сильных мира сего спасти его от врагов, либо просит о приюте или убежище. Очень часто герой просит не за себя, а за родственников или близких.

Основные элементы, присущие ситуации:

  1. преследователь (или антагонист);
  2. преследуемый или нуждающийся в защите, помощи или убежище;
  3. персонаж, от которой зависит предмет мольбы (помощь, защита, приют). Как правило, он не сразу решается оказать помощь, испытывает сомнения – поэтому герою и приходится его умолять. И чем больше и дольше эти колебания, тем сильнее накал ситуации.

2. Спасение

Эта ситуация во многом схожа с предыдущей, но отличие в том, что здесь спаситель появляется неожиданно и спасает нуждающегося без мольбы и уговоров. Примером может служить любое неожиданное спасение героя, находящегося в смертельной опасности – ход, чрезвычайно распространенный в современной литературе и кинематографе.

Слагаемые этой ситуации:

  1. спасаемый;
  2. преследователь (антагонист);
  3. спаситель.

3. Месть, преследующая преступление

Очень распространенный в литературе сюжет. Может раскрываться в виде конфликта на почве кровной мести, либо восстановления справедливости путем наказания неосужденного преступника.

Элементы этой ситуации:

  1. мстящий;
  2. виновный;
  3. преступление.

4. Месть близкому за близкого человека

Разновидность предыдущей ситуации, однако здесь в роли виновного выступает близкий герою человек, что придает всей истории еще больший драматизм. Классическим примером ситуации является месть Гамлета своему отчиму и матери за убитого отца.

Элементы ситуации:

  1. живая память о нанесенном близкому человеку вреде;
  2. мстящий родственник;
  3. родственник, виновный в причиненном вреде.

5. Преследуемый

Тоже довольно распространенный сюжет, в ходе которого герой, совершивший злодеяние или невиновный, преследуется превосходящими его враждебными силами. Тут может быть множество вариантов: преступник, скрывающийся от властей; должник, преследуемый кредиторами; ценный свидетель, преследуемый мафией и т.д. В рамках других сюжетов этот может вырождаться в отдельные сцены погони, весьма распространенные в наше время в кинематографе.

Слагаемые сюжета:

  1. причина преследования (преступление, ошибка);
  2. укрывающийся от кары.

6. Внезапное бедствие

Некто могущественный и процветающий неожиданно терпит поражение или крах. Это может быть как отдельный человек (банкир, сановник или полководец), так и целый город, государство.

Основные элементы ситуации:

  1. появление вести о поражении, крахе, либо появившийся самолично враг, нанесший это самое поражение;
  2. поверженный или сраженный известием о крахе властитель.

7. Жертва

Это может быть как жертва других людей, так и жертва сложившихся обстоятельств, главное, что этот конкретный человек пострадал. А вот вариантов этого может быть великое множество: жертва любви (брошенный и отвергнутый), жертва своего доверия (обманутый кем-то) или просто несчастный, пострадавший по воле обстоятельств.

Примерные элементы сюжета:

  1. угнетатель или угнетающее обстоятельство;
  2. жертва, испытывающая на себе угнетение другого человека или обстоятельств.

8. Бунт, мятеж

В данной ситуации речь идет о недовольстве одного или многих политикой руководителя или национального лидера, выливающееся в открытое выступление или вооруженное восстание.

Элементы сюжета:

  1. тиран;
  2. заговорщик.

9. Дерзкая попытка

Здесь у нас довольно распространенный приключенческий мотив, подразумевающий под собой и множество рисковых предприятий, и нарушение неких табу и запретов. Это может быть и похищение какого-то объекта, женщины. Естественно, уровень эмоционального напряжения напрямую зависит от серьезности тех опасностей, которые подстерегают персонажа, решившегося на эту дерзкую попытку.

Составляющие ситуации:

  1. дерзающий;
  2. объект дерзновения;
  3. антагонист.

10. Похищение

Хорошо известный всем древний сюжет, который является в некотором роде вариацией предыдущего. В основном, объектом похищения является женщина (ничего о похищении не знающая, либо, наоборот, страстно его желающая), однако похищать можно и детей, и мужчин, но уже с целью выкупа, например. Частным случаем похищения может считаться спасение – то есть похищение товарища или друга из плена или тюрьмы.

Элементы сюжета:

  1. похититель;
  2. похищаемый;
  3. охраняющий.

11. Загадка

В этой ситуации с одной стороны присутствует сила, загадку задающая, а с другой – герой, стремящийся эту загадку разгадать. Классическим случаем сюжета являются знаменитые загадки Сфинкса. Однако есть еще масса вариантов, в которых под страхом смерти нужно разыскать некий предмет или человека, получить доступ к важной, но тщательно скрываемой информации. Вообще, ситуации с загадкой хорошо притягивают внимание читателя, играя на его любопытстве. Писатели часто пользуются этим приемом, в результате чего вокруг этого типа ситуаций образовались целые жанры – например, детективный, где загадка является движущей силой всего произведения.

Элементы ситуации:

  1. задающий загадку или что-либо скрывающий;
  2. стремящийся разгадать загадку;
  3. загадочное (предмет загадки).

12. Достижение чего-либо

Вбирает в себя огромное множество историй, различающихся и по цели достижения (богатство, положение, согласие на брак и т.д.), и по средствам (силой, хитростью, красноречием, обманом).

Примерные слагаемые сюжета:

  1. герой, стремящийся чего-либо достичь;
  2. тот, от чего согласия или помощи зависит достижение цели;
  3. сторона, противодействующая достижению.

13. Ненависть к близким

Весьма распространенный и очень житейский мотив. Люди, вынужденные по воле судьбы находиться бок о бок, нередко испытывают друг к другу чувства, имеющие мало общего с любовью. Вариантов сюжета здесь масса: ненависть между братьями, между тещей и зятем, мачехой и падчерицей, между отцом и сыном и т.д. Вообще, это очень понятный и знакомый читателю мотив, способный сделать произведение по-настоящему жизненным и интересным.

Слагаемые ситуации:

  1. ненавидящий;
  2. ненавидимый;
  3. причина ненависти.

14. Соперничество близких

Вариант предыдущей ситуации, но здесь речь идет исключительно о соперничестве, а не о ненависти. Накал страстей здесь не столь велик, но это не должно смущать нас: нередко самые простые житейские ситуации вызывают у читателя больший интерес, чем очередное спасение мира. В данном случае речь может идти о соперничестве сестер или братьев, матери и дочери, отца и сына. Предмет соперничества также может быть разный – наследство, расположение старших, женщина. И если вышеописанный вариант ненависти между близкими является наиболее подходящим для драмы, то в этом заложены более широкие и разнообразные возможности.

Элементы истории:

  1. один из близких;
  2. другой близкий;
  3. предмет соперничества.

15. Супружеская измена, приводящая к убийству

Отличная почва для драматической истории. Здесь и убийство мужем неверной жены и любовника, и вариант убийства самого мужа, и жена, желающая избавиться от любовника ради сохранения брака. Вариантов множество, и все они имеют очень высокий драматический потенциал.

Элементы сюжета:

  1. нарушитель супружеской верности;
  2. обманутый супруг;
  3. любовник или любовница.

16. Безумие

Весьма занимательный сюжетный ход, способный сделать из банальной истории нечто совершенно неожиданное. Чем так хорошо безумие? А тем, что его действия не нуждаются в логическом оправдании, поэтому безумный персонаж способен совершать любые поступки без должной мотивации и цели. Если речь идет о сугубо драматической истории, то это может быть убийство близкого в припадке безумия или уничтожение произведения искусства или чьей-то работы. Вариантом безумия может служить также алкогольное или наркотическое опьянение и действия, совершенные под его влиянием.

Примерные элементы ситуации:

  1. безумный;
  2. жертва впавшего в безумие;
  3. реальный или мнимый повод для безумия.

17. Роковая неосторожность

Главными элементами ситуации являются неосторожный герой и последствия его неосторожности. Последствиями могут быть и разрушенная судьба самого героя, и смерть близких, и убытки, причиненные окружающим. Зачастую в истории подобного рода писатели добавляют второстепенные роли – подстрекателя (как в случае с Евой и запретным плодом) или доброжелателя, предупреждающего героя о возможных неприятностях. Но в любом случае мы знаем, что неосторожный обязательно совершит то, от чего его предостерегали. Кстати, этот мотив очень распространен в сказках: нередко в них одному из героев строго-настрого запрещается что-то делать (пить из лужицы, открывать дверь незнакомцу, разговаривать с незнакомцем), но тот по своей неосторожности все равно нарушает запрет, что влечет за собой самые неприятные последствия.

Возможные слагаемые ситуации:

  1. неосторожный;
  2. жертва неосторожности или потерянный предмет;
  3. добрый советчик, предостерегающий от неосторожности;
  4. подстрекатель.

18. Невольное преступление любви

Сюда относятся ситуации, в которых любовная связь оборачивается преступлением, совершенным по незнанию. Самым распространенным случаем здесь будет невольное кровосмешение: связь сына и матери, брата и сестры. Возможны более спокойные варианты, когда один из любовников оказывается супругом близкого родственника или друга.

Элементы сюжета:

  1. любовник;
  2. любовница;
  3. раскрытие тайны.

19. Невольное убийство близкого

Также довольно сильная драматическая тема. Здесь один из родственников убивает другого, после чего следует узнавание или раскрытие родственной тайны. Примеры: убийство отца, убийство брата.

Элементы ситуации:

  1. убийца;
  2. неузнанная жертва;
  3. разоблачение, узнавание.

20. Самопожертвование во имя идеала

Может принимать различные варианты, начиная от жертвы собственным благополучием и богатством до пожертвования жизни во имя идеалов. Идеалы в свою очередь также могут быть различными: это долг или обещание, какие-то твердые убеждения, иногда истовая вера. В историях подобного рода автору приходится сильно постараться, чтобы показать читателю мотивацию и глубину эмоциональных переживаний героя, решившегося на самопожертвование. Без должного изображения этих элементов сюжет теряет львиную доля своей драматичности.

Участники истории:

  1. герой, жертвующий собой;
  2. идеал;
  3. приносимая жертва.

21. Самопожертвование ради близких

Еще один вариант самопожертвования, но гораздо более житейский и понятный. И если в предыдущем случае от автора требовалась определенная скрупулезность в обрисовке мотивов характера, то здесь многое ясно уже само по себе. И опять же тут на кону жизнь, честь, благосостояние, брак и прочие ценности.

Элементы ситуации:

  1. герой, жертвующий собой;
  2. близкий, ради которого совершается жертва;
  3. то, что герой приносит в жертву.

22. Пожертвовать всем ради страсти

Отличный сюжетный ход, толкающий повествование в русло любовного романа. Конечно, главные вариации здесь – это принесенные в жертву богатство, честь, целомудрие или жизнь ради любви к роковой женщине. Но страсть возможна и совершенно к другим вещам (вину, игре), и она способна потребовать для себя те же самые жертвы. Все эти ситуации объединены именно в этом пункте.

Яркий пример — героиня одноименного романа Л. Толстого — Анна Каренина, пожертвовавшая браком, ребенком, репутацией и даже жизнью ради любовной связи с Вронским.

Слагаемые сюжета:

  1. влюблённый;
  2. предмет роковой страсти;
  3. то, что приносится в жертву.

23. Пожертвовать близким в силу необходимости

Довольно распространенный мотив в прошлом, сейчас же применение его весьма ограничено. Мне представляется, что достаточно сложно подобрать и должным образом изобразить мотивацию герою, жертвующего близким ради общественного интереса, веры или каких-то иных убеждений. Все-таки подобные мотивы характерны более для исторической прозы, нежели чем для литературы современных реалий.

Элементы ситуации:

  1. герой, жертвующий близким;
  2. близкий, приносимый в жертву.

24. Соперничество

Весьма известный сюжетный мотив, встречающийся во многих произведениях. Само по себе соперничество может быть равным (двух братьев за наследство, двух друзей за любимую и т.д.) или неравным (богатого и бедного, сильного и слабого). Оно может развиваться как между двумя людьми, так и между группами людей или даже целыми нациями и странами.

Элементы сюжета:

  1. один соперник;
  2. другой соперник;
  3. предмет соперничества.

25. Нарушение супружеской верности

Разновидность одной из уже озвученных ситуаций, но на этот раз без убийства. Довольно распространенный житейский мотив, который, тем не менее, дает определенные варианты для автора. Писатель здесь может сделать акцент как на переживаниях обманутого супруга, так и на чувствах нарушителя супружеской верности или третьего лица. История может принять ракурс как драматический, так и комический. В общем, что и говорить: порой автору достаточно всего лишь трех персонажей, чтобы смастерить для публики увлекательный сюжет.

Элементы ситуации:

  1. нарушитель супружеской верности;
  2. обманутый супруг;
  3. любовник или любовница.

26. Преступление любви

Целая группа сюжетов, объединенных одним мотивом – любовью, приводящей к какому-либо преступлению. Это может быть и кровосмешение, и связь с несовершеннолетним, и любовные отношения с некровными родственниками (например, с мужем дочери). Драматизм этих ситуаций строится на столкновении светлого чувства любви с нарушением нравственных запретов.

Участники истории:

  1. влюблённый персонаж;
  2. персонаж любимый.

27. Узнавание о бесчестии близкого

Потенциально очень сильная драматическая ситуация, которая по воле автора может быть еще более усугублена тем, например, что узнающий герой вынужден наказать или даже убить своего потерявшего честь близкого. Здесь могут быть различные варианты: например, узнавание о бесчестии жены, матери или дочери; открытие страшного факта, что брат или сын – убийца или изменник (сразу вспоминается Тарас Бульба), ну и так далее.

Элементы истории:

  1. узнающий;
  2. виновный близкий;
  3. вина.

28. Препятствие любви

Крайне распространенный ход, который можно встретить в подавляющем большинстве произведений, где фигурируют влюбленные. Ну и конечно, за всю многовековую историю эксплуатации этой темы ее вариантов придумано несметное множество. Это и брак, невозможный из-за социального или имущественного неравенства, расстраивающийся недоброжелателями или непреодолимыми обстоятельствами, и классическая история Ромео и Джульетты, где любви препятствует вражда семей, и более бытовой случай, где тяжелый характер самих влюбленных мешает их счастью. В общем, выбор огромен, однако подобрать что-либо оригинальное во всем этом многообразии не так уж и легко.

Слагаемые сюжета:

  1. любовник;
  2. любовница;
  3. препятствие.

29. Любовь к врагу

Одна из разновидностей предыдущей ситуации, но содержащая, тем не менее, более сильный драматический потенциал. Здесь, конечно, кроме самих личностей влюбленных крайне важна причина, по которой они являются врагами. Классическим вариантом этой истории является уже упомянутая выше трагедия Шекспира «Ромео и Джульетта».

Элементы ситуации:

  1. враг;
  2. любящий врага;
  3. причина, почему любимый является врагом.

30. Честолюбие и властолюбие

Истории подобного плана в большей степени основаны на характере самого героя, а не на окружающих обстоятельствах. Здесь автору следует постараться, чтобы создать правдоподобный образ честолюбца, готового пойти на преступление или предательство ради достижения собственных целей. Ну и конечно, для создания конфликта необходима противоборствующая сторона, целью которой является укрощение зарвавшегося героя.

Элементы сюжета:

  1. честолюбец;
  2. цель честолюбца;
  3. соперник.

31. Борьба против бога

Весьма сложная основа для сюжета, которая, тем не менее, при должном подходе сможет выделить произведение своей оригинальностью. Богоборчество в классификации Польти – одна из самых редких идей. В этом ее огромное преимущество. Что касается самой ситуации, то в ней подразумевается не только сражение против бога или судьбы, но и, например, борьба против самой веры, против верующих в бога. В общем, это тема для большого и серьезного произведения, способного затронуть целый пласт культурных и моральных проблем.

Примерные слагаемые ситуации:

  1. человек;
  2. бог;
  3. повод или предмет борьбы.

32. Неосознаваемая ревность, зависть

Здесь речь идет о ситуациях, в которых мотивом действия персонажа или группы персонажей является ревность или зависть. Данный тип сюжета скорее относится к категории житейских, понятных любому читателю. От автора же требуется вдумчиво поработать над слагаемыми ситуации, в особенности важен повод к зависти или ревности, ну и, конечно, мотивы действующих лиц конфликта.

Элементы сюжета:

  1. ревнивец или завистник;
  2. предмет его ревности или зависти;
  3. предполагаемый соперник;
  4. повод к зависти, ревности.

33. Судебная ошибка

По моему мнению, это ситуации с довольно высоким драматическим потенциалом. Здесь один из персонажей становится жертвой судебной ошибки (которая может быть непреднамеренной, а может и подстроенной неким недоброжелателем), присутствует лицо, данную ошибку совершающее, а также настоящий преступник. И все они, безусловно, испытывают огромные переживания по поводу случившегося – именно в этом мне видится серьезный источник драматизма подобных историй. От того, сможет ли автор раскрыть его в должной мере, во многом и будет зависеть успех всей задумки.

Участники истории:

  1. ошибающийся;
  2. жертва ошибки;
  3. предмет ошибки;
  4. истинный преступник.

34. Угрызения совести

Вероятно, лучшая основа для психологической драмы. Герой совершает преступление или допускает ошибку, а дальше запускается жестокий механизм самобичевания, приводящий героя к глубокому и неразрешимому внутреннему конфликту. Безусловно, один из лучших образцов использования данной ситуации – роман Ф.М. Достоевского «Преступление и наказание».

Элементы сюжета:

  1. виновный;
  2. ошибка или жертва виновного;
  3. разыскивающий или разоблачающий виновного.

35. Потерянный и найденный

Достаточно распространенный приключенческий мотив. При загадочных обстоятельствах пропадает человек. Его нужно отыскать, и, разумеется, по пути разобраться, что же стало причиной исчезновения. Здесь помимо вполне предсказуемого приключенческого начала сильна и роль загадки. Таким образом, история потерянного персонажа вполне может содержать в себе дополнительные детективные нотки.

Участники ситуации:

  1. потерянный;
  2. находимый;
  3. нашедший.

36. Потеря близких

Ну и последняя в списке Польти драматическая ситуация тоже очень часто эксплуатируется современными авторами. Здесь объединены все сюжеты, в основе которых лежит смерть или потеря близких людей. Разумеется, обстоятельства этой потери целиком и полностью отданы на откуп автору, и конечно, от того, как он поработает в этом направлении, и будет зависеть успех самой истории. Весьма распространен случай, когда автор преднамеренно делает героя свидетелем гибели близких.

Элементы ситуации:

  1. погибший близкий человек;
  2. потерявший близкого человека;
  3. виновник гибели близкого человека.

О драматических ситуациях

Прежде чем мы закончим с классификацией Польти, я хотел бы сказать пару слов о том, как я сам вижу работу с подобными заготовками. Безусловно, знать об основных типах сюжетов, на которых строилось подавляющее большинство мировых литературных шедевров, очень полезно. Это избавляет от многих проблем. Часто бывает, что у автора уже есть некие наметки на сюжет, но он не может сложить их в единое целое, выбрать правильную почву для конфликта, которая позволила бы раскрыться всем его задумкам и замыслам. Данная классификация позволяет сделать это без лишних усилий – из предложенных Польти вариантов выбрать наиболее подходящий, который и станет основным конфликтом для нового романа. Но в то же время, это отнюдь не означает, что писатель должен беспрекословно придерживаться тех элементов ситуаций, которые озвучивает французский литературовед. Наоборот, чем больше автор привнесет своего, тем меньше следа останется от того «шаблона», который был взят за основу всего произведения.

Еще очень важно, чтобы начинающий автор осознал, что классификация Польти – это не просто выборка главных идей для романа. Это основные драматические ситуации, которые встречаются и по ходу самого сюжета. То есть их вполне можно использовать в качестве локальных конфликтов в отдельных частях романа, главах или просто сценах. Здесь мы видим, что главное в классификации Польти – сама концепция идей, а их величина может быть совершенно разной в зависимости от целей самого автора. Это надо понимать, и это надо использовать.

В общем, у классификации Жоржа Польти может быть сколько угодно критиков и сколько угодно приверженцев. Польза же ее для отдельного автора будет зависеть исключительно от него самого: насколько писатель сможет прочувствовать ее гибкость, овладеть ею для своей пользы. Классификация Польти является одним из множества инструментов, предоставленных современному автору, вопрос лишь в том, как сам автор сможет ими воспользоваться.

Что ж, на этом все на сегодня. Надеюсь, данная классификация верно послужит вам в нелегком писательском или сценарном труде. Подписывайтесь на обновления блога «Литературная мастерская». До скорой встречи!

10 комментариев

  • А не могли бы вы составить список этих произведений по данным сюжетным линиям, если конечно это не затруднит вас.?(На выбор)

  • На мой скромный взгляд, драматические ситуации вроде «дерзкой попытки или «похищения» не самые удачные шаблоны ситуаций. Потому как в роли объекта похищения часто выступает женщина, которая не является полноценным участником повествования. Писатели/игроделы/авторы всех мастей зачастую не прорабатывают такого персонажа. Подобный герой получается до отвратительного картонным и неинтересным, не играющим роли. 

    Довольно неприятно читать подобное. В принципе, мне не нравятся книги/фильмы, в которых женщина равняется объекту, не воздействуя вообще ни на что в сюжете, присутствуя лишь для «красоты» или разбавления команды мужчин.

  • Анна, вы правильно все заметили. У подавляющего большинства авторов-мужчин огромные проблемы с изображением женских образов. Именно поэтому женщинам уделяется минимум места в тексте. А хорошо известный нам Юрий Никитин вообще считает, что женщина — это всего лишь функция, помогающая раскрытию образа главного героя.

    Вот такие пироги.

  • Все без исключения персонажи второго плана — лишь функции, раскрывающие героя повествования. А «подавляющее большинство авторов-мужчин» — посредственные писатели (драматурги). Как и большинство женщин. Именно в этом их проблема.

  • Сергей, как у вас все просто, однако...

    Только вот мне не понятно, как определить, является ли автор посредственностью. Если у него, скажем, одна книга — ну совсем замечательная, а все остальные слабые, он тогда кто?

  • Как определить посредственность, слава Богу, не понятно никому. Точных определений тут быть не может. Но вот перед глазами – текст, он мне нравится или не нравится. В зависимости от этого, я на автора могу навесить ярлык посредственности или гения – что с того? Все эти "параметры" – вещь субъективная, как и вся гуманитарная сфера в целом. Потому, читайте себе тексты, да и ладно...

     

  • Но в посте уважаемой Анны речь шла о «субъектах» и «объектах». Тут и вовсе обижаться нечего: если говорите Вы, а я слушаю, то я – объект акта коммуникации, а Вы – субъект. Стоит заговорить мне, и мы поменяемся ролями. Условности, видите ли…

  • ...«подавляющее большинство авторов-мужчин» — посредственные писатели...

    Как определить посредственность, слава Богу, не понятно никому...

    ...я на автора могу навесить ярлык посредственности или гения...

    Именно в этом их проблема.

  • Да. Мы поняли друг друга абсолютно. Искусство – зона произвола, и есть ли в том проблема, каждый решает сам.

  • Спасибо, что решили изложить труды Жоржа Польти здесь!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *