Сюжеты современной фантастики. Часть 2

Автор: , 21 Апр 2014

Сегодня мы продолжаем изыскания на тему фантастических идей в современной литературе. Если вы еще не ознакомились с первой из статей цикла, то настоятельно рекомендую сделать это здесь: «Сюжеты современной фантастики. Часть 1». Тем же, кто успешно преодолел первую часть нашего списка, предстоит сегодня столкнуться с сюжетами более редкими и, наверное, во многом более перспективными. Итак, вашему вниманию предлагается очередная порция фантастических идей с сайта Лаборатория фантастики – fantlab.ru.

Сюжеты в фантастике

11. Клоны и клонирование.

Одно из моих любимых сюжетных направлений. Распространенность у него не столь уж высокая, но вот потенциал, по моему мнению, весьма и весьма мощный. Все дело в том, что использование в фантастическом произведении различного рода разумных копий и объектов клонирования позволяет очень легко сконструировать дьявольски закрученный сюжет и окончательно запутать читателя. Это один из самых простых сюжетных приемов по удержанию разгадки истории буквально до самого финала. Однако этим чрезвычайно действенным методом, естественно, не стоит злоупотреблять. Если в каждом вашем произведении начнут проскакивать двойники и клоны, публика достаточно быстро утратит интерес к такому однонаправленному творчеству.

Примеры: Лоис Макмастер Буджолд «Барраярский цикл»; Фрэнк Герберт «Вселенная Дюны»; Сергей Лукьяненко «Геном».

Степень распространенности: низкая.

12. Контакт.

Сюжеты этой категории получили достаточно широкое распространение в литературе второй половины прошлого века. А у некоторых авторов проблема контакта внеземных цивилизаций проходит буквально красной нитью через все творчество. Поэтому сюжеты, в основу которых положена встреча с разумными (или не очень) формами жизни, хоть и представляют определенный интерес, но и налагают на автора, решившего взяться за такую работу, определенные ожидания. Все-таки планка установлена очень высоко и сказать что-то новое, как-то иначе осветить проблему – будет задачей не из легких.

Примеры: Аркадий и Борис Стругацкие «Пикник на обочине»; Станислав Лем «Солярис»; Рэй Брэдбери «Марсианские хроники»

Степень распространенности: высокая.

13. Ксенофантастика (Психология и внутренний мир инопланетных рас).

Эта категория сюжетов тесным образом связана с предыдущей. Точнее сказать – проблематика психологии инопланетных рас напрямую вытекает из темы контакта. Вот здесь, конечно, для писателя-фантаста настоящее раздолье. Можно не ограничивать собственную фантазию практически никакими рамками и смело рождать на свет все новые и новые внеземные формы, описывать их быт и уклад, пытаться докопаться до психологии и внутреннего мироустройства. Однако справиться с этой задачей по-настоящему качественно удается все же единицам. Нередки случаи, когда все эти новоявленные инопланетные жители оказываются всего лишь безжизненными картонками и за вычетом пары моментов ничем не отличаются от обычных земных обитателей. Так что для работы в этом направлении важна не просто буйная фантазия, но и скрупулезность в проработке деталей и мелочей. Иначе получится очередной писательский пшик.

Примеры: Джордж Р. Р. Мартин «Короли-пустынники»; Урсула К. Ле Гуин «Левая рука Тьмы»; Сергей Лукьяненко «Спектр».

Степень распространенности: высокая.

14. Мессия.

Человек, которому древним пророчеством предначертано спасти мир. Именно о таком персонаже (или о его ожидании и поисках) и идет речь в этой линейке сюжетов. Главная характерная особенность, на которую я хочу обратить ваше внимание, заключается в том, что построение сюжета вокруг мессии практически неуклонно ведет все повествование в эпик. Ведь мы же не можем ограничиться простеньким описанием того, как спаситель мира пролил на себя кофе за завтраком или поцапался с контроллером в трамвае?! Наличие спасителя мира неуклонно тянет за собой само спасение. А уж о нем-то в паре авторских листов не расскажешь. Так что этот момент имеет место быть, и его стоит очень тщательно рассмотреть, прежде чем браться за подобный сюжет.

Примеры: Дэн Симмонс «Песни Эндимиона»; Р. Скотт Бэккер «Князь пустоты»; Чайна Мьевиль «Кракен».

Степень распространенности: низкая.

15. Наши в другом мире.

Наши современники оказываются на другой планете, в параллельной вселенной или некоей сказочной стране. Их главная задача – остаться в живых и, по возможности, вернуться в наш мир. В их арсенале – весь спектр познаний современного человека, мораль, логика и здоровый цинизм. В общем-то, произведения подобного толка нередкие гости на книжных полках магазинов, но качество всех этих поделок, конечно, оставляет желать лучшего. Тут и масса фактических ошибок, и слабость сюжета, построенного исключительно на антураже. Моя главная мысль по этому поводу заключается в том, что перемещение наших современников в иной мир должно быть чем-то здорово сюжетно оправданно. Иначе получается костюмированное представление. Поэтому уж пусть лучше в фантастическом мире действуют тамошние герои, а в нашей действительности – обычные люди. Хуже уж точно не будет, уверен.

Примеры: Александр Волков «Волшебник Изумрудного города»; Владислав Крапивин «Дети синего фламинго»; Джонатан Свифт «Путешествия Гулливера».

Степень распространенности: средняя.

16. Наши в прошлом.

Вариация предыдущего сюжета, получившая еще более широкое распространение ввиду того, что автору совершенно нет необходимости придумывать некий вымышленный мир – можно взять уже готовый исторический отрезок и на его почве плодотворно творить. Особенно распространен вариант с попаданием наших людей в эпоху Средневековья или Киевской Руси. В принципе, все озвученное выше в п.15 можно смело отнести и к этому сюжетному направлению. Однако обращаю ваше внимание, что фактические ошибки здесь более заметны. Все же среди читателей и критиков попадается немало людей, хорошо знающих историю. Поэтому и автору, берущемуся за такой сюжет, знать ее стоит весьма и весьма глубоко.

Примеры: Рэй Брэдбери «И грянул гром»; Михаил Булгаков «Иван Васильевич»; Пол Андерсон «Печаль Гота Одина».

Степень распространенности: средняя.

17. Нетрадиционная ориентация героев.

Да-да, нередки становятся и подобные случаи сюжетных ходов. Особенно в зарубежной фантастической литературе. В принципе, ничего предосудительного в этом нет, однако нашему автору стоит лишний раз подумать, а так ли важна эта самая нетрадиционная ориентация его персонажей для сюжета, и не оттолкнет ли она некоторую (быть может, даже весьма значительную) часть читателей? Потому как принципы толерантности и терпимости прижились еще далеко не везде, и в этом отношении просторы СНГ с Западом пока что несравнимы. Для неопытных и начинающих крайне не рекомендуется.

Примеры: Робин Хобб «Хранитель драконов»; Клайв Баркер «Книги крови»; Чайна Мьевиль «Железный Совет».

Степень распространенности: низкая.

18. Обмен разумов, перемещение разума.

Достаточно известный фантастический прием, суть которого заключается в обмене телами или же перемещении душ или разумов. Однако, не смотря на наличие достаточно приличных образчиков данного сюжета, сказать, что произведений подобной направленности много – было бы неправильно. Все же потенциал у сюжета остается и достаточно серьезный. В целом, из него можно развить замечательную остросюжетную или приключенческую историю; а можно и наоборот – разрабатывать жилу психологизма, проблемы уживания разума с новым телом.

Примеры: Роберт Шекли «Обмен разумов»; Роман Злотников «Прекрасный новый мир»; Робин Хобб «Магия отступника».

Степень распространенности: низкая.

19. Пираты.

Один из самых недооцененных мотивов, как в литературе, так и в кинематографе. И если в кино за последнее время с этим сюжетом есть определенный прогресс, то в беллетристике новых качественных книг о пиратах практически нет. Хотя это чистой воды приключенческая проза со всеми ее остросюжетными атрибутами. И конечно, не стоит забывать о том неповторимом колорите, который вносят в произведение морские разбойники. В общем, это тот случай, когда самое лучшее новое – это хорошо забытое старое.

Примеры: Роберт Льюис Стивенсон «Остров сокровищ»; Робин Хобб «Мир Элдерлингов»; Кир Булычёв «Тайна третьей планеты»

Степень распространенности: низкая.

20. Полая Земля, путешествия под землю.

Это направление сюжетов, хотя и не слишком распространенное, все же имеет при себе ряд произведений самой высокой пробы, которые, конечно, вряд ли удастся превзойти. Но это совершенно не означает, что авторы должны опускать руки. Все-таки тема различного рода подземелий, подземных городов и прочих убежищ со всеми их обитателями – достаточно плодородная почва для фантастических произведений. Причем подразумевается разнообразие, а если хотите – и смешение жанров. Научная фантастика, фентези, ужасы – в любом из них книга о путешествии в подземный мир будет выглядеть гармонично.

Примеры: Вальтер Моэрс «Город Мечтающих Книг»; Владимир Обручев «Плутония»; Жюль Верн «Путешествие к центру Земли».

Степень распространенности: низкая.

21. Последний человек/люди на Земле.

Один из самых интересных сюжетов, сочетающий в себе помимо всего прочего очень важный, по моему мнению, элемент – непосредственную борьбу героя за существование. Естественно, несет в себе недюжинный психологический заряд: в произведении не обойтись без размышлений и переживаний о смысле жизни. Так что перед нами однозначно – один из мощнейших сюжетов современной фантастики. Приведенные ниже примеры – самое яркое тому подтверждение.

Примеры: Ричард Матесон «Я — легенда»; Кормак Маккарти «Дорога»; Артур Кларк «Конец детства».

Степень распространенности: низкая.

22. Приключения в микромире.

Герой тем или иным способом и, конечно, совершенно неожиданно для себя и окружающих уменьшается в размерах и получает возможность заглянуть в совершенно иной мир, скрытый от глаз простых людей. Далее сюжет может развиваться тем или иным образом, но основное направление дается именно этим – фантазией на тему маленького мира. Конечно, в современной фантастике это не самый распространенный мотив, характерный скорее для детской и подростковой литературы, но имеющий, тем не менее, полное право на существование.

Примеры: Валерий Медведев «Баранкин, будь человеком!»; Кир Булычёв «Война с лилипутами»; Филип Дик «О неутомимой лягушке».

Степень распространенности: низкая.

Что ж, на этом на сегодня все. В следующий раз – заключительная порция научно-фантастических идей. А пока жду ваших вопросов и мнений в комментариях, и конечно, не забывайте подписываться на обновления блога, если по какой-то причине этого еще не сделали. До скорой встречи!

Похожие записи:

Комментарии к статье

  1. Иван:

    Жанр мессии имеет низкую степень распространения? Не верю.

  2. Маргарита:

    Отлично, жду третьей части. Интересно, что будет в примерах апокалипсиса и постапокалипсиса. П. 15 и 16, кажется, степень распространения — высокая. Ну хотя бы из недавнего (к своему стыду прочла это лишь не так давно) — Берроуз — цикл про Джона Картера. Из детства — Белянин про милиционера во времена царя Гороха. Если напрягусь, что-нибудь еще вспомню. На тему попаданства сейчас, мне кажется, пишут много, т. к. спрос рождает предложение. На сайтах ряда крупных издательств приглашаются к сотрудничеству авторы пишущие в жанре (внимание, на первом месте) попаданство. П. 17 первый раз вижу. Из любопытства попытаюсь прочитать произведения из примера. Но с трудом верится, что на ЭТОМ можно построить интересное произведение. Конечно, если это не спец. заказ.

  3. admin200:

    Иван, Маргарита, моя оценка распространенности весьма условна. Если хотите в цифрах, то пожалуйста:

    14. Мессия — 47 произведений;

    15. Наши в другом мире — 852;

    16. Наши в прошлом — 402.

    Сами решайте, много это или мало. Для сравнения:

    10. Квест — 4403.

  4. Маргарита:

    admin200, интересно... Это количество всех произведений всех веков и народов? тогда что-то маловато

  5. admin200:

    Маргарита, это количество произведений в базе фантлаба. 

  6. ""«„15. Наши в другом мире.

    Наши современники оказываются на другой планете, в параллельной вселенной или некоей сказочной стране. Их главная задача – остаться в живых и, по возможности, вернуться в наш мир. В их арсенале – весь спектр познаний современного человека, мораль, логика и здоровый цинизм. В общем-то, произведения подобного толка нередкие гости на книжных полках магазинов, но качество всех этих поделок, конечно, оставляет желать лучшего. Тут и масса фактических ошибок, и слабость сюжета, построенного исключительно на антураже. Моя главная мысль по этому поводу заключается в том, что перемещение наших современников в иной мир должно быть чем-то здорово сюжетно оправданно. Иначе получается костюмированное представление. Поэтому уж пусть лучше в фантастическом мире действуют тамошние герои, а в нашей действительности – обычные люди. Хуже уж точно не будет, уверен.

    Примеры: Александр Волков «Волшебник Изумрудного города»; Владислав Крапивин «Дети синего фламинго»; Джонатан Свифт «Путешествия Гулливера».

    Степень распространенности: средняя.

     

    16. Наши в прошлом.

    Вариация предыдущего сюжета, получившая еще более широкое распространение ввиду того, что автору совершенно нет необходимости придумывать некий вымышленный мир – можно взять уже готовый исторический отрезок и на его почве плодотворно творить. Особенно распространен вариант с попаданием наших людей в эпоху Средневековья или Киевской Руси. В принципе, все озвученное выше в п.15 можно смело отнести и к этому сюжетному направлению. Однако обращаю ваше внимание, что фактические ошибки здесь более заметны. Все же среди читателей и критиков попадается немало людей, хорошо знающих историю. Поэтому и автору, берущемуся за такой сюжет, знать ее стоит весьма и весьма глубоко.

    Примеры: Рэй Брэдбери «И грянул гром»; Михаил Булгаков «Иван Васильевич»; Пол Андерсон «Печаль Гота Одина».

    Степень распространенности: средняя.“»""

     

    Я бы сказал, что распространённость обоих этих сюжетов — ЗАПРЕДЕЛЬНО высокая =)

    Во всяком случае, в России попаданцы (считая и межмировых, и межвременных) уже определённо превышают по числу вышедших за последний десяток лет все основные литературные жанры (за исключением разве что любовных романов и детективов, но их нормальной литературой в большинстве случаев считать сложно).

    Что же касается попаданцев в Киевскую Русь — они есть, но не так много, как мне бы хотелось. Сейчас гораздо больше попаданцев в Великую Отечественную войну, хотя пик популярности именно этого времени попаданчества, по-моему, уже пару лет как прошёл.

Ваш комментарий