Экспрессивная речь

Автор: , 28 Апр 2014

В одной из недавних статей блога «Литературная мастерская» («Эмоционально-экспрессивная окраска слов») речь зашла об эмоциональной составляющей языка. В тот раз нами была разобрана теоретическая (или если хотите, методологическая) основа этого весьма интересного явления. А сегодня нам предстоит разобраться, каким же образом на практике можно использовать полученные теоретические знания. Каким образом автор может оказывать на читателя эмоциональное воздействие? Какими приемами достигается эффект эмоционального сопереживания? Обо всем об этом читайте в сегодняшней публикации.

Экспрессивная речь

Эмфаза.

То, о чем мы собираемся поговорить, в теории литературы называется эмфазой.

Эмфаза – это придание авторской мысли особой выразительности посредством эмоционально-экспрессивного выделения в ней какого-либо элемента.

Например: «Ну и хорош ты!» Интонационные выделение слова «хорош» делает изначально нейтральную фразу эмоционально окрашенной. В этом и заключается смысл эмфазы.

Эмфаза не является самостоятельной фигурой речи. Эмфаза – это результат, эмоциональное воздействие, которое достигается посредством использования специальных приемов.

Каким же образом достигается подобный эффект? Конечно, при помощи эмоционально окрашенных слов. Но и не только. Бывает, авторы нарочно вводят в текст целые блоки экспрессивной речи. Именно такие блоки и представляют для нас главный интерес.

Вот как, например, это делают братья Стругацкие:

 «Я попрыгал на месте, пробуя крепления, гикнул и побежал навстречу солнцу, все наращивая темп, зажмурившись от солнца и наслаждения, с каждым выдохом выбрасывая из себя скуку прокуренных кабинетов, затхлых бумаг, слезливых подследственных и брюзжащего начальства, тоску заунывных политических споров и бородатых анекдотов, мелочных хлопот жены и наскоков подрастающего поколения… унылые заслякощенные улицы, провонявшие сургучом коридоры, пустые пасти угрюмых, как подбитые танки, сейфов, выцветшие голубенькие обои в столовой, и выцветшие розовенькие обои в спальне, и забрызганные чернилами желтенькие обои в детской… с каждым выдохом освобождаясь от самого себя — казенного, высокоморального, до скрипучести законопослушного человечка со светлыми пуговицами, внимательного мужа и примерного отца, хлебосольного товарища и приветливого родственника, радуясь, что все это уходит, надеясь, что все это уходит безвозвратно, что отныне все будет легко, упруго, кристально чисто, в бешеном, веселом, молодом темпе, и как же это здорово, что я сюда приехал...»

Как видите, данный кусок заметно отличается от того, что мы привыкли видеть в обычных текстах. Этот кусок структурирован и написан специальным образом. Первое, что бросается в глаза, так это то, что данный отрывок – это, по сути, одно большое предложение (отмечаем про себя первый момент в создании эмфатического эффекта). В то время как другие предложения имеют нормальный размер, это – здорово выделяется на их фоне. Второй важной особенностью является то, что в этом большом предложении присутствует значительное количество однородных членов. Это перегружает восприятие читающего, создает эффект «набалтывания», эмоционального сумбура, неустойчивого психологического состояния. В такой череде однородных членов вспыхивают эпитеты и сравнения, авторы не стесняются использовать эмоционально окрашенную лексику. По большому счету, данное предложение является наэлектризованным сгустком экспрессивной речи в общем полотне текста.

Попытаемся выделить, в чем же состоят главные принципы построения эмфатического, экспрессивного блока в тексте:

  • Длинное предложение;
  • Большое количество однородных членов;
  • Экспрессивная лексика;
  • Эпитеты, метафоры, гиперболы, повторы и любые иные средства выразительности.

Особые приемы.

Однако если бы все было так просто и прямолинейно, читателю уже давно наскучили бы все эти длиннющие и однообразные экспрессивные куски. Поэтому вполне естественно, что каждому такому блоку нужно придавать определенное настроение, именно то, которые вы и хотите вызвать у читателя.

В этом плане чрезвычайно важная первая фраза, с которой и начинается эмфатический «монолог». Это может быть и риторический вопрос («Доколе можно это все терпеть?»), и восклицание («С меня хватит!»), и обращение («Люди, узнайте во мне себя!»). Здесь основная задача – обозначить мотив, направление дальнейшего эмоционального движения. Конечно, чем вкуснее фраза, тем больше она притягивает взгляд. Но главное, что все-таки от нее требуется – дать понять читателю, что сейчас будет сильный эмоциональный фрагмент.

Вторым интересным приемом являются повторы одних и тех же ключевых слов по ходу фрагмента, а также использование анафоры и эпифоры. Анафора – это целенаправленное повторение одних и тех же слов (звуков) в начале каждого предложения или отрывка: Например:

«Наше оружие — наши песни,

Наше золото — звенящие голоса».

Эпифора – это целенаправленное повторение одних и тех же слов или звуков в конце предложения или отрывков.

Например: Фестончики, всё фестончики: пелеринка из фестончиков, на рукавах фестончики, эполетцы из фестончиков, внизу фестончики, везде фестончики.

Анафора и эпифора способны значительно усилить эмоциональный накал эпизода. Это – одни из самых действенных стилистических фигур.

Третьим моментом, которого мы уже коснулись выше, является то самое «набрасывание» или «нанизывание» однородных членов предложения. В теории литературы этот прием называется градация.

Градация – это стилистическая фигура, состоящая из последовательно нарастающей группировки выражений, относящихся к одному предмету.

Например: «В деревню, к тетке, в глушь, в Саратов»

Прием градации используется в нашем случае для создания нарастающего напряжения текста.

Еще одним интересным моментом, который может быть использован при работе над экспрессивным отрывком, является резкое и неожиданное смещение синтаксических конструкций.

А мне, Онегин, пышность эта,

Постылой жизни мишура,

Мои успехи в вихре света,

Мой модный дом и вечера,

Что в них?

То есть интонационно-ритмическая составляющая в таких отрывках по желанию автора может резко прерываться и переходить в совершенно иное русло. Это также хорошо подчеркивает эмоциональность нашего «монолога».

Ну и последним приемом, о котором стоит упомянуть, является использование многосоюзия (или в некоторых случаях – бессоюзия). Без использования этих приемов достаточно сложно представить создание градации как таковой. Поэтому знать об этом нужно обязательно.

Пример многосоюзия:

Зато и внук, и правнук, и праправнук

Растут во мне, пока я сам расту…

Или же бессоюзие:

Ночь, улица, фонарь, аптека,

Бессмысленный и тусклый свет.

В обоих фрагментах наблюдается создание градации. Однако в первом случае в связке с однородными членами каждый раз используется один и тот же союз. Это и называется многосоюзием. Во втором случае какие-либо союзы в цепочке однородных членов игнорируются целиком и полностью – это бессоюзие. И тот, и другой прием позволяет в равной степени успешно строить градацию. Что нам, как авторам, и требуется.

В заключении хочу привести еще один пример построения эмоционального фрагмента.

«Кем он стал? Предателем, убийцей? Эти слова звучали скупо, холодно, даже бестактно, они лишь формально обозначали то, что он совершил, в какой ад превратил жизни десятков невинных людей: его друзей, их родные, и прочих, и прочих, и прочих. Их лица стояли перед глазами гротескными масками: чудовищными слепками мертвых, безжизненных, обезображенных лиц. А он кричал в темноте и пустоте, в жестоком холоде, который забирался вовнутрь, превращая сердце даже не в камень, а в кусок рвотной массы. Измученное тело крутилось в агонии, ледяная вспенившаяся вода обволакивала его и ревела: тысячи, тысячи глоток звали его в глубину, в пещеру хозяина и господина, злого гения и похитителя душ. Мальчишка выполнил контракт, чудовищней которого и придумать было нельзя, и продолжал вопить о том, что лучше бы он сдох сам, но вопли лишь висли над головой бесплотными пузырями – слишком сильна была жажда к жизни, слишком крепок канат с этим миром, слишком слаба была юная воля…»

В нем, как вы видите, используются практически все разобранные выше элементы.

На этом все на сегодня. Надеюсь, вы разобрались в том, что же такое эмфаза, и каким путем достигается эмоциональное воздействие на читателя. Оставляйте свои вопросы и комментарии! До скорых встреч!

Получать обновления блога «Литературная мастерская» на e-mail!

Похожие записи:

Комментарии к статье

  1. Маша:

    =) интересно), спасибо!

  2. Юлия:

    Доброе время суток! Автор, в Вашей лёгкой и простой статье, которую я быстро и жадно проглотила, перечитав её повторно, но уже более внимательно, я встретилась с теми эмоциональными приёмами, с которыми я серьёзно и ежедневно борюсь, считая их своей писательской безграмотностью. Приятно удивилась тому, что не всё так плохо. Обычно, вымученный мной текст,  кажется мне раздутым, слишком насыщенным и через-чур, для читателя, эмоциональным. Но сомнений, что никто не поймёт моего словесного недержания, кроме меня самой. Руководствуясь этим, я вынуждена упрощать написанное, что приводит к потере краской и эмоций. Существует ли мера в употреблении этих этих приёмов?

     Последний на сегодня волнующий меня вопрос -  а экспрессивно написанные философско-психологические романы вообще существуют? :-D Оккультуриваюсь дальше — я абсолютный новичок в литературном мастерстве. =)

  3. admin200:

    Юлия, видите ли... Читатели блога регулярно задают мне вопросы, сводящиеся к тому, что они, мол, испытывают некие трудности с теми или иными элементами текста и просят подсказки. Однако зачастую мне сложно ответить что-то вразумительное, т.к. в своем ответе я вынужденно руководствуюсь их позицией, которая, между прочим, неизвестно откуда еще взялась — то ли сами напридумывали, то ли умные люди из интернетов насоветовали, а текста я совершенно не вижу. Вот и вангую, как говорится, «по фотографии». А отталкиваться ведь необходимо исключительно от написанного. Вот и в вашем случае я не могу сказать определенно и подписаться под словами кровью. Быть может, экспрессия в ваших текстах, действительно, чрезмерна и неуместна, и с ней необходимо бороться самым беспощадным образом, а возможно, напротив — стиль и предмет изложения настолько гармоничны, что упрощать ничего не надо.

    Однако ж мера в употреблении этих приемов существует. Они используются в тех сценах, где необходимо подчеркнуть и выделить эмоциональную составляющую. Пример, сцена, где герой идет с утра на работу, и сцена, где герой и героиня мирятся после ссоры. Если вы и то, и второе пишете в одинаковом ключе — скорее всего, проблема есть.

    Чтобы ответить на заключительный вопрос, мне сначала нужно узнать, что, по вашему, относится к философско-психологическим романам. Хотя бы 3-4 примера. Тогда, может, что-то и подскажу.

Ваш комментарий