Бреши, барьеры и перипетии

Уже давно я собирался рассказать об одном приеме, который широко используется авторами при написании различных остросюжетных произведений, но все как-то руки не доходили. А меж тем без понимания этого момента невозможно сформировать у себя четкое представление о том, каков должен быть драматический сюжет и на каких принципах он вообще строится. Напоминаю, что работе над сюжетом посвящен целый одноименный раздел на блоге, и данная статья будет его неотъемлемой и важной частью. Жаль только, что я так припозднился с ее написанием.

Итак, суть приема (или даже приемов), о которых пойдет речь, достаточно проста и лежит на поверхности. Многие начинающие интуитивно улавливают ее, подглядев в книгах и фильмах, и пытаются использовать в своих текстах, но делают это нерегулярно и неосознанно. А многие так и вовсе не знают о них. Просто потому, что еще не обратили внимания на эту, казалось бы, несущественную мелочь. Итак, сегодня темой статьи станут бреши, барьеры и перипетии.

Бреши

О важности информации.

Скажу сразу, что все приемы и ухищрения, обозначенные в данном материале, относятся к так называемой остросюжетной литературе, в основу которой положен ярко выраженный конфликт. О том, что такое конфликт, чем он характеризуется, и почему так важен для литературных произведений – читайте в статье «Конфликт». Повторюсь еще раз, хоть и говорил об этом неоднократно: существует великое множество направлений литературы, для которых данные рекомендации попросту бесполезны или даже вредны (описательная, историческая, публицистическая, философская и т.д.). Учитывайте это и знайте, что универсальных рецептов не существует.

Итак, думаю, никто не будет отрицать, что главной составляющей интриги в произведении является информация. В детективной истории интригой будет информация о том, кто совершил преступление; в боевике нас интересует главным образом личность противника, его местоположение, планы и степень вооруженности; в ужасах и триллерах герои борются с неизвестным злом, лишь по ходу сюжета узнавая его возможности, причины возникновения и способы возможного уничтожения. То есть, пока мы чего-то не знаем – нам интересно читать. Это и называется интрига. Недостаток информации.

И всем (самому автору, да и читателям) хорошо известно, что весь объем информации никогда не выдается в самом начале, иначе читать становится просто неинтересно. Это кажется очевидным и чрезвычайно банальным, но информация в произведении никогда не выдается вся и сразу. Умелый и опытный автор всегда подкидывает информацию о происходящем маленькими порциями. Это держит читателя в неведении, а значит, и в напряжении. Читатель, как и герой произведения, движется от одной информационной крупинки к другой, пока маленькие частички не сложатся в единую картину.

Однако матерый и хитроумный автор никогда не станет отдавать информацию героям просто так. За каждую порцию информации герой должен бороться. Только то, что потребовало от героя приложения усилий, риска для жизни, крови и преодолений, будет ценно в глазах читателя. Вся приключенческая проза строится на этом простейшем законе. Куски карты сокровищ никогда не будут продаваться в магазине или валяться никому не нужными в ящиках письменного стола. У них всегда будет надежная охрана, непреступные стены и уйма изощренных и смертоносных ловушек. Иначе поход за сокровищами станет не сложнее прогулки по парку.

Но особенно изобретательные авторы идут еще дальше. В каждом ответе, полученном героями по ходу истории, обязательно будет содержаться новый вопрос. Новый вопрос (новая потребность в информации) будет двигать историю вперед и поддерживать наш к ней интерес. Герой ищет убийцу своего родственника? Идет по зацепкам? Нашел его, но мерзавец оказывается всего лишь сошкой – наемным исполнителем! И герой вынужден разматывать ниточку, ведущую к могущественному заказчику. В подобного рода историях мы наблюдаем, как герой охотится не только за обидчиками, но, главным образом, за информацией о них. Именно информация является тем топливом, на котором мчится история.

Ну и конечно, всю самую важную информацию автор прибережет на развязку. Именно там произойдет срыв покровов и масок, именно там предатели покажут свое истинное лицо, а скелеты вывалятся из темных пыльных шкафов. И мы прекрасно понимаем эту механику: в концовке выстреливает какой-то неизвестный доселе факт, который автор старательно придерживал до нужного момента.

Перипетии.

Теперь, когда нам известна важность распределения информации в истории, можно поговорить и о перипетиях.

Вообще, если верить толковому словарю, то перипетия – это внезапная перемена в судьбе героя, осложнение в каком-либо событии. Определение достаточно четкое, но на практике трудно применимое. Лично мне больше импонирует смысл, который закладывает в понятие перипетии Александр Митта в своей книге «Кино между адом и раем». Митта определяет сюжетные перипетии как борьбу героя за счастье. Если отталкиваться от подобной формулировки, то практически любое драматическое произведение строится по одному из двух сценариев:

  • Счастье – перипетия – несчастье – перипетия – счастье и т.д.
  • Счастье – перипетия – несчастье – перипетия – еще большее несчастье – перипетия – катастрофа – перипетия – счастье (или смерть)

В этих простых структурах заложено все: и борьба героя за место под солнцем, и сюжетные повороты, и трансформация характера. Читатель способен следить за этим бесконечно. Подобные структуры встречаются в литературе повсеместно, начиная от русских народных сказок про репку или колобка, заканчивая мировой классикой – пьесами Шекспира.

Обращаю ваше внимание, что данные структуры существуют как в макро- , так и в микро-виде. Это значит, что любую сюжетную линию в произведении или даже отдельную сцену можно построить по принципу «счастье – поворот – несчастье и т.д.» или «счастье – поворот – несчастье – поворот – катастрофа». Принцип масштабируемости является хорошим подспорьем в использовании данных построений в писательской практике.

Бреши.

Бреши (или барьеры) для нас – это ни что иное как препятствия на пути героя к счастью. Может показаться, что понятия бреши и перипетии сходны, но это не так. Чтобы почувствовать эту тонкую грань, приведу аналогию с дорогой. Дорога – есть путь героя к намеченной цели (к счастью). Резкие повороты на этой дороге, которые ведут к смене направлений – это перипетии. А бреши – это препятствия в виде ям, ухабов и поваленных деревьев.

Продолжая аналогию, отметим, что ямы и поваленные деревья на пути героя создаются, как правило, антагонистом. И по мере продвижения сюжета к финалу препятствия эти, как и силы антагониста неуклонно растут. И чем яростнее антагонист пытается остановить героя, тем упорнее тот идет к своей цели. В ходе конфликта противоборствующих сторон идет постоянное нарастание действия и противодействия. Конфликт раскручивается, словно маховик, чтобы в финале лопнуть и разрешиться.

Использование брешей является очень важным элементом построения сюжета. Чтобы оценить эту важность, рассмотрим две практически одинаковые истории.

История №1.

«Однажды в далекой стране злобный дракон украл из глухой деревни красавицу, единственную дочь старосты. Спасать ее вызвался храбрый юноша. Он пошел в сельскую библиотеку, взял с полки карту и нашел на ней логово дракона. Затем пошел к кузнецу, взял у него меч да латы и отправился к драконьей пещере. Пришел юноша к пещере, кликнул злого дракона, да и убил его. Девушку себе в жены взял, и жили они долго и счастливо».

История №2.

«Однажды в далекой стране злобный дракон украл из глухой деревни красавицу, единственную дочь старосты. Спасать ее вызвался храбрый юноша. Но не знал он, как отыскать драконье логово. Люди подсказали ему поискать старую карту в библиотеке. Но строгий библиотекарь не хотел допускать необразованного юношу к древним фолиантам, а сам искать карту отказывался, ссылаясь на боли в коленях. Тогда юноша под покровом ночи проник в библиотеку, отыскал на полках нужный фолиант, но по неосторожности опрокинул свечу, и полки с книгами вспыхнули. Лишь чудом юноша спасся из огня. Карта сильно обгорела, но храбрец успел запомнить местоположение драконьева логова. Утром юноша как ни в чем не бывало пошел к кузнецу, чтобы попросить у того меч и латы. Кузнец не стал его даже слушать, схватил за шкирку и отволок к старосте. Староста хотел было пожалеть его, ведь для спасения его родной дочери тот и старался, но строгий, оставшийся без работы библиотекарь потребовал наказания. Пришлось посадить юношу в яму, чтобы посидел и подумал над своим проступком. Но решетки в камере, к счастью, оказались непрочными, за ночь юноша расшатал их и умудрился выбраться. Прибежал в дом старейшины и бросился ему в ноги. Дал ему тогда староста свои доспехи старые и меч, и отправился юноша убивать дракона. Пришел он к месту, где по карте должно быть логово, а там – чисто поле. Пошел он тогда искать и расспрашивать по соседним деревням, и там его сначала не признали и чуть не убили, а уж потом, разобравшись, показали, где дракона искать. Вышел тогда юноша на битву смертельную и сокрушил чудовище, едва, конечно, не погибнув. Вернулся юноша в родную деревню вместе с красавицей. Хотел ее, как полагается, в жены взять, но отец воспротивился – невеста давно обещана сыну князя была. Промолчал на это юноша, а ночью выкрал возлюбленную, да и уехал из деревни той навсегда».

Как вы поняли, в первой истории мы намеренно обошлись без использования брешей. В то время как во второй их более чем достаточно. Практически ни одно действие главное героя на пути к своей цели не обходится без сопротивления. Важно помнить, что в прозе именно барьеры формируют героя, раскрывают его характер. И если из первой истории мы можем вынести, что герой был просто достаточно смелым юношей, то во второй мы видим не только его смелость, но также и настойчивость, целеустремленность, хитрость и в чем-то даже безрассудство.

Отмечу, что для наиболее сильного эффекта автор должен искать для героя самой ужасной ситуации. Именно на краю гибели или катастрофы (в том числе и личной, психологической) характер раскрывается наиболее ярко.

Резюмируя все вышесказанное, выведу следующее правило для барьеров и брешей: ничто не должно даваться герою легко.

Прогрессия усложнений.

Бреши или барьеры имеют огромное значение в процессе усложнения конфликта произведения. Чуть выше мы уже разобрались, что наличие брешей в структуре сюжета позволяет более полно раскрыть характер героя. Но не менее важно и то, что бреши, барьеры и перипетии вполне плодотворно двигают конфликт к финалу.

Вообще, усложнять конфликт произведения можно двумя различными путями:

  • Первый вариант подразумевает усугубление с использованием барьеров и брешей. Тут все прозрачно: чем больше препятствий антагонист ставит на пути главного героя, чем больше характер упорствует, тем больше усугубляется конфликт.
  • Второй вариант использует расширение через привлечение в сюжет новых персонажей и сил. Этот вариант часто используется в книжных сериях, когда на смену одним побежденным врагам приходят другие, более могущественные, и герой вновь вынужден бороться за свое счастье.

Эти варианты автор также должен держать в голове и умело использовать, работая над развитием конфликта произведения. Но это уже совсем другая история, и тема для отдельной статьи.

Что ж, на этом все на сегодня. Надеюсь, эта статья оказалась для вас не бесполезной и дала пищу для размышлений. Спасибо за внимание. До скорых встреч!

43 комментария

  • Геннадий:

    Здравствуйте!

    Я слегка запутался с пониманием перипетии и преграды. Пример с дорогой понятен, только когда начинаю переходить в плоскость романа не могу понять разницу между преградой и поворотом пути.

    Условно говоря, герои романа словно железнодорожный состав, а я укладываю рельсы? Гладенько, ровненько, но не напрямую к цели, а через всё Средиземье в Мордор?

    Допустим Саша и Маша поехали отвезти бабушке гостинцев в деревню. Они примерно себе представляют дорогу и помнят наставления, первые -надцать минут, ессно. Если я сажаю их на автобус(родители привели на остановку), водитель автобуса проследил, чтобы дети вышли на своей остановке, где уже вовсю ждёт румяная бабуля. Это история без перипетий? Или всё же с одной? Мол, Саша и Маша(их родители) были немного озабочены тем, что бабушка без подарков и давно не получала внимания. Они скучают(почти горюют). Я придумал перипетию — поездка к бабуле. Приехали, подарили — счастливы. Так?

    Могли бы, уважаемый Автор, использовать этот пример, слегка добавив туда элементов и обозначить их в тексте как «бреш» и как «перипетия». Антагонистом будет, видимо, мир взрослых, не плохой по сути, но не знакомый детям и потому потенциально опасный.

    Благодарю.

  • admin200:

    Геннадий, да, ваш пример — история без перипетий, без приключений.

    Поехали к бабушке, а приехали в Москву — вот это перипетия. Резкое изменение в судьбе героя. Задумывал одно, а судьба занесла к черту на рога.

    Поехали к бабушке, а на полдороги автобус сломался — это барьер. Барьеры затрудняют движение героев к выбранной цели. Прибытие в Москву тоже может быть барьером, если дети шататься по столице не станут, а тут же возьмут билет на автобус до бабушкиной деревни.

    И да, взрослый мир не может быть антагонистом, это центр зла истории. А антагонистом должен быть конкретный герой — злобный водитель, который захотел увезти детей, цыганка или террорист, захвативший автобус. Почитайте статью об антагонисте, там на это указано.

  • Дима:

    Автор, спасибо! Очень доступно и легко!!!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>