Ошибки начинающих авторов при работе с диалогами

Эта статья посвящена ошибкам начинающих авторов при написании диалогов. Полагаю, ни для кого не секрет, что диалоги в работах новичков часто выглядят притянуто и неестественно, и  здорово портят впечатление от текста, потому как их доля может составлять до трети от общего объема, а в зависимости от стиля изложения — может достигать и половины. Таким образом, диалоги – важный элемент художественного произведения. Однако мастерство их написания приходит не сразу даже к опытным и профессиональным авторам. В этой статье я постарался собрать самые распространенные и грубые ошибки и ляпсусы, которые сильно ухудшают восприятие разговорной речи в тексте. Итак, если вы всерьез нацелились на улучшение диалогов, читайте эту статью.

ошибки при работе с диалогами

Мой опыт борьбы с диалогами.

Признаюсь как на духу, диалоги до сих пор остаются одним из слабейших мест в моих текстах. А первоначально они представляли собой и вовсе жалкое зрелище. Не сказать, что они были ужасны – вовсе нет, они достаточно хорошо передавали смысл, находились в нужных местах, но всегда бросала в глаза их неестественность и наигранность. Меня подобное положение коренным образом не устраивало, и я решил разобраться с проблемой.

В сети я отыскал сразу несколько занимательных статей о создании идеальных диалогов. Из них я узнал, что один из главных секретов, который передавался авторами древности из уст в уста,  – это придание речи каждого персонажа ярко выраженной индивидуальности. Достигается это посредством использования слов-паразитов, специальных речевых оборотов и присказок, сленга и жаргонизмов, внесением дефектов речи. Совет звучал как откровение, как одиннадцатая заповедь Моисея, поэтому я тотчас же бросился пробовать. В результате некоторые мои персонажи начали разговаривать, как клиенты неврологического отделения: путать слова, мычать, делать паузы, сыпать словами-паразитами «это», «ну», «вот». Словом, речь героев стала максимально приближаться к реальной разговорной. Однако это не дало желаемого результата: в подобном диалоге было сложно уловить смысл, а уж о мелодике звучания стоило забыть раз и навсегда. Эксперимент провалился.

Сейчас по прошествии нескольких лет я знаю главные составляющие качественного диалога. Речь героя должна отражать индивидуальность, но достаточно мягко, легкими элегантными штрихами, и должна походить на речь разговорную, но обязательно адаптированную под художественный стиль. Не стоит забывать, что мы пишем книги, а не пересказываем чей-то разговор во дворе. О главных секретах построения прямой речи читайте в статье "Диалоги" на блоге «ЛМ».

А пока давайте разберем основные ошибки новичков, из-за которых диалоги в текстах выглядят так убого.

1. Затянутость и отсутствие смысловой нагрузки.

Зачастую начинающие авторы в погоне за реалистичностью упускают из виду простое правило: любой элемент текста должен нести смысловую нагрузку. В результате наблюдаем в диалогах длиннющие бессмысленные куски:

— Привет, Костик!

— Здорово!

— Как дела?

— Да нормально вроде. Сам-то как?

— Да потихоньку. Где пропадал?

— Сессию сдавал. Полный завал!

— И как, сдал?

— Сдал потихоньку.

— Ну, ты молодчик! А у меня еще хвост торчит с прошлого семестра…

— Закрывай, чего тянуть-то?

— Да все как-то руки не доходят, то одно, то другое.

— Смотри, потом проблем не оберешься…

— Знаю. Все так говорят.

Как видите, диалог сильно затянут, переминается на одном месте и не выдает новой информации, важной для развития сюжета (если, конечно, рассказ не о том, как ребята сдавали сессию). Однако мы часто можем видеть такие беседы в реальной жизни. Я советую крайне осторожно подходить к воссозданию повседневности в литературе – композиция в книгах строится по иным правилам.

К этому же блоку ошибок можно отнести диалоговый пинг-понг из коротких, часто односложных предложений:

— Привет!

— Привет!

— Что делаешь?

— Посуду мою.

— Ну и как?

— Получается.

Разумеется, читатель сразу почувствует, что чего-то здесь не хватает. Развития, характеров, информации... Да мало ли чего еще?

2. Диалоги не соответствуют ситуации.

Этот пункт прекрасно иллюстрирует классический киношный штамп, когда главный злодей уже положил доброго парня на обе лопатки и перед тем, как изрубить его в винегрет, затягивает получасовую тираду о своем могуществе, о планах покорения мира, и о том, как посмел этот ничтожный червяк посягать на его, темного властелина, владения.

Но чаще все намного прозаичнее. Как вам, к примеру, такой момент:

Преодолев последний лестничный пролет, Иван ворвался в горящую квартиру. Жар и едкий дым ударили в лицо. Защипало в глазах. Закрыв рот платком, пригибаясь от летящих с потолка искр, парень стал медленно пробираться вглубь квартиры. Огонь уже вовсю поедал дверные косяки и мебель, шторы на окнах давно сгорели, а линолеум на полу почернел и вздулся. Заглянув в спальню, Иван сквозь дым разглядел в углу нечто темное – прижав к груди ребенка, там сидела женщина.

— Сударыня, не беспокойтесь! Спасение погорельцев – мой конек! – выпалил Иван, подскакивая к несчастным.

— Я знала, что вы придете! – с благодарностью кивнула женщина. – Полагаю, нам надо спешить. Не ровен час кровля обрушится!

— Целиком поддерживаю ваше мнение. Прошу за мной немедля.

3. Наличие в диалогах несвойственных для прямой речи конструкций.

— И как, доложите мне, приключился этот конфуз?

— Проснувшись, я быстро оделся и, оставив завтрак остывать на столе, стремглав вылетел из квартиры. Наручные часы показывали без пятнадцати восемь. Перелетая через три ступеньки, я преодолел лестничный спуск и оказался на улице. Погода шептала, но я не обращал на нее никакого внимания – торопился на занятия. К великому сожалению, трамвая, на котором я обычно добираюсь до школы, сегодня не было непростительно долго. Именно это и стало истинной причиной моего опоздания.

— Признаться, ваши объяснения, любезный мой Петр, не выглядят для меня столь убедительно. На вашем месте я, ей-богу, сочинил бы что-либо более правдоподобное!

Как видите, участники диалога строят предложения слишком вычурно, витиевато. Конечно, я намеренно сгустил краски, но в диалогах и прямой речи нужно очень аккуратно использовать обороты, причастные и деепричастные, а также сложные и длинные предложения. Это не аксиома – некоторые персонажи по задумке автора могут выражаться путано и красноречиво, но это ни в коем случае не должно становиться правилом для всех остальных.

4. Проколы в атрибуции.

Могут принимать самые разнообразные формы. Самая простейшая сводится к постоянному упоминанию глагола «сказать» и его синонимов.

— Эй! – сказал он. – Что ты тут делаешь?

— Не твое дело, — сказала она и быстро отвернулась.

— Так! А вот об этом не тебе судить, дорогуша, — сказал он. – Я сам разберусь, какие вопросы меня касаются, а какие – нет!

Здесь практически в любой реплике можно опустить пресловутое «сказал», и содержание ни в коей мере не пострадает. Так зачем городить огород? А вот еще один вариант:

— Эй! – проскрежетал он. – Что ты тут делаешь?

— Не твое дело, — огрызнулась она и быстро отвернулась.

— Так! А вот об этом не тебе судить, дорогуша, — выпалил он, багровея. – Я сам разберусь, какие вопросы меня касаются, а какие – нет!

Тут автор представляет нашему вниманию второсортную пьесу, разыгранную плохими актерами. Еще бы, вы только посмотрите, как они переигрывают! Да, иногда в качестве атрибута можно взять один из «эмоциональных» глаголов, но вставлять их при любом удобном случае – простите, сущий моветон.

5. Излишняя персонализация речи.

Это то, на чем я однажды уже споткнулся. Пытаясь наделить каждого из участников разговора собственной манерой речи, автор переходит ту грань, когда читабельность текста приносится в жертву реалистичности.

— Ну, Григорич, рассказывай давай, как вы там это… вчерася-то?

— А что рассказывать? Как водится, да… Сам понимаешь! Петька – так ты его знаешь – он, как примет, сразу сам не свой делается, лезет морды бить, ага.

— Так и да…

Возможно, для изображения колоритных второстепенных ролей подобный прием и допустим, однако представьте, каково читать такие каверзные диалоги на протяжении нескольких сотен страниц! Так что наделять главных действующих лиц дефектами речи крайне не рекомендую.

В эту же категорию недочетов можно отнести и чрезмерное количество сленга или крепких выражений, допускаемых в разговоре персонажами. Думаю, не открою Америки, сказав, что большое количество обсценной лексики с легкостью отвадит от вашего творения почти всех читателей.

6. Пересказ уже известных героям фактов.

Избитый трюк, банальность, при помощи которой начинающие письменники пытаются ввести читателей в курс дела. И все бы хорошо, если б сами персонажи в своих разговорах не озвучивали заранее известные им факты.

— Как дела, Степаныч? Чего такой хмурый?!

— Ох уж эта советская власть, Петька! Слова не скажешь на людях – кругом одни чекисты; сам ведь знаешь, мнение свое теперь можно только вечером на кухне высказать.

Чтобы лишний раз не краснеть от таких абсурдных эпизодов, следует четко понимать ситуацию: для героя логично делиться именно той информацией, которая не известна его собеседнику. Иначе зачем лишний раз озвучивать то, что все и так прекрасно знают?!

Вот такие промахи допускают начинающие авторы при работе над диалогами. Искренне надеюсь, что эта статья помогла вам по-новому взглянуть на вопрос, и впредь ошибки и ляпсусы никогда не будут гостить в ваших текстах.

Подписывайтесь на обновления блога «Литературная мастерская»! До новых встреч!

Получать обновления блога «Литературная мастерская» на e-mail!

2 комментария

  • Гелла:

    Помнится, Кинг, который Стивен, настоятельно рекомендовал не злоупотреблять теми случаями, когда герой «вспыхивает, хрипит и бормочет». Я его понимаю, тем более что, в основном, это пошлейшие штампы. Но как же тогда выйти из этой ситуации нам, неопытным барашкам в мире литературных мясоедов? «Сказал — ответила»? Сомневаюсь, что можно выехать только на этом. Как нам быть с этой треклятой атрибуцией, уважаемый автор?

  • admin200:

    Гелла, я не вижу в этом совершенно никакой сложности. Лично я пользуюсь обеими рекомендациями, приведенными в данной статье:

    1) Не использую без особой необходимости громкие экспрессивные глаголы вроде «изрек», «изрыгнул», «выплюнул». Если для нас действительно важно, как герой произнес свою фразу, то вместо «тихо сказал» вполне можно употребить глаголы «пробормотал» или «пробубнил». В этом нет ничего криминального. Но только в том случае, когда мы из интонации прямой речи не можем понять, что фразу на самом деле пробубнили (то есть намеренно вносим своей атрибуцией уточнение). То есть что-то вроде:

    — Угу... — пробубнил Федор.

    будет уже перебором.

    2) Нейтральные глаголы «сказал», «ответил» употребляются мною только в связке с именем персонажа, для обозначения говорящего. 

    — Так и есть, — сказал Павел.

    А вот если из контекста мы понимаем, что эту фразу говорит именно Павел, то тогда потребность в атрибуции отпадает. Потому как само наличие прямой речи уже логически дублирует слово «сказал», т.к. понятно, что если прямая речь прозвучала, то ее уже кто-то сказал.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>