Магический реализм

Автор: , 01 Авг 2013

Сегодня речь пойдет о весьма громком и всемирно известном направлении современной литературы – магическом реализме. Полагаю, каждый из вас слышал о нем и, вероятно, читал произведения, так или иначе записываемые в разряд магического реализма. Однако, как выясняется, сам этот термин достаточно расплывчат, и зачастую под магическим реализмом подразумевают совершенно не то, что было принято относить к нему изначально. Поэтому в рамках сегодняшней статьи я предлагаю разобраться, что же такое магический реализм, каковы его основные черты и какие произведения действительно относятся к этому относительно молодому направлению литературы.

Магический реализм

Зарождение жанра.

Итак, сам термин «магический реализм» был впервые использован в 1925 году немецким искусствоведом Францем Ро в отношении работ молодых художников-авангардистов. Далее он всплывает в лексиконе европейской критики 30-х годов, а затем неожиданно пропадает. И уже официальной датой своего рождения именно как литературного понятия термин может считать 1948 год, когда венесуэльский критик А. Услар-Пьетри применил его для обозначения самобытных работ некоторых латиноамериканских авторов. Соответственно магический реализм первоначально и обозначал исключительно направление в латиноамериканской литературе ХХ века. Считается, что родоначальниками направления стали Алехо Карпентьер с его повестью «Царство земное» и Мигель Анхель Астуриас с романом «Люди маиса» (оба произведения датируются 1949 годом). Вслед за ними в период 50-70 годов ХХ века в мировой литературе появляется целый ряд латиноамериканских авторов, работающих именно в ключе магического реализма: Карлос Фуэнтес, Аугусто Роа Бастос, Хулио Кортасар, Габриэль Гарсиа Маркес, Марио Варгас Льоса, Хорхе Луис Борхес. Именно эти авторы и считаются «классическими» представителя жанра магического реализма.

Суть латиноамериканского магического реализма.

В чем же состояла та самая самобытность магического реализма, предложенного читателю латиноамериканскими писателями середины ХХ века? Почему произведения латиноамериканских авторов 50-70 годов критики выделили в отдельный жанр? Безусловно, причиной тому стали определенные отличительные черты, сделавшие эти произведения не похожими на любую другую прозу того времени.

Итак, изначально героями произведений в жанре магический реализм являлись, как правило, индейцы или негры – то есть непосредственные носители яркой латиноамериканской самобытности, коренным образом отличающейся от европейского мировосприятия. Именно в выведении их неповторимых взглядов на мир и состоит главная особенность литературы данного направления. Суть этих взглядов лежит в плоскости дорационального сознания его носителей, в которых различные магические и фантастические проявления являются чем-то вполне обыденным. Говоря грубо, встреча европейца с каким-либо домашним духом была бы для человека западной культуры чем-то из ряда вон выходящим и рассматривалась бы им как нечто экстраординарное и фантастическое, вызывала бы несказанное удивление. А вот для индейца или любого иного носителя дорационального сознания встреча с домашним духом будет вполне обычным событием и не вызовет у него какого-либо удивления, ведь для мировоззрения индейца духи – точно такая же часть окружающего мира.

Следует отметить, что в произведениях магического реализма в героях, как правило, ощутимо приглушено личностное начало. Персонажи выступают в первую очередь как носители коллективного мифологического сознания, зачастую в образ одного героя автор умудряется поместить совокупный портрет целого рода или даже целой нации. И подобные фокусы нисколько не удивляют других героев, ведь в рамках их мифологического мировоззрения подобные вещи вполне нормальны.

Таким образом, магический реализм подразумевает под собой придание волшебным и фантастическим проявлениям статуса реальных и обыденных вещей. Именно в этом сплаве реального и фантастического и проявляется, по мнению латиноамериканских авторов, наиболее адекватный способ художественного отображения южноамериканской культуры. Магический реализм здесь прочно стоит на народных верованиях, и от привычной нам фантастики отличается главным образом обыденностью того, что кажется читателю фантастическим.

Одним из самых нашумевших образчиков этого жанра является роман «Сто лет одиночества» колумбийского писателя Габриэля Гарсиа Маркеса. Более подробно этот роман обсуждался в недавней статье Г.Г. Маркес «Сто лет одиночества».

Европейский магический реализм.

Конечно, бум магического реализма 60-70 годов ХХ века не мог пройти незамеченным. И с легкой руки критиков к направлению магического реализма стали приписывать всех возможных авторов, в произведениях которых фантастические элементы гармонично вплетены в повседневную жизнь. Попали под эту гребенку даже некоторые наши классики: Н.В. Гоголь с его украинскими языческими мотивами и М.А. Булгаков с романом «Мастер и Маргарита». Однако понятно, что отнесение их произведений к направлению магического реализма достаточно условно. Все-таки основоположники жанра – латиноамериканские писатели – вкладывали в свои работы несколько иной смысл, старались показать другие явления, нежели чем Булгаков, Гоголь и другие авторы, работавшие на стыке фантастики и реализма.

По моему мнению, сегодняшние авторы (вроде Чайны Мьевилль, Харуки Мураками и прочих), коих относят к течению магического реализма, не могут называться его представителя в каноническом понимании этого термина. Все же сейчас магическим реализмом принято именовать любую литературу, существующую вне рамок жанровой фантастической прозы. Лично я не считаю такой подход правильным. Полагаю, он сводит на нет весь первоначальный латиноамериканский колорит магического реализма, ведь одной из ключевых тем в нем было несоответствие мировоззрения коренного населения Южной Америки с мировоззрением западного общества. Современные же авторы, конечно, от этой темы отошли. Поэтому считать многочисленные произведения на грани фантастики и реальности магическим реализмом можно лишь с определенными оговорками. Но это, разумеется, мое сугубо личное мнение. А вот о том, что лично вы думаете по этому поводу, будет очень интересно узнать в комментариях.

Что ж, на этом сегодня все. Надеюсь, вам удалось разобраться в том, что же такое магический реализм, при каких обстоятельствах и для чего он был создан. Подписывайтесь на обновления блога «Литературная мастерская». До скорой встречи!

Получать обновления блога «Литературная мастерская» на e-mail!

Похожие записи:

Комментарии к статье

  1. Vera Lin:

    Спасибо за комментарий по поводу современного «магического реализма». Полностью согласна с вами — вкрапления фантастического еще не делают произведение относящимся к данному методу. Здорово что не одна я понимаю эту разницу)))

  2. Хоук:

    На самом деле у магического реализма существуют несколько отличительных черт как литературного метода, это основываясь на тех же латиноамериканцах. Во-первых, это наличие конкретной узнаваемой реальности. Во-вторых, фантастический элемент играет подчиненную роль, служит всего лишь средством раскрытия главной идеи произведения. В-третьих, время и пространство могут не подчиняться обычной логике (например, долгий дождь в «Ста годах одиночества» или взросление наоборот у Бенджамина Баттона, если говорить о фильмах). В-четвертых, это существование двух реальностей: низшей (нашей) и высшей (магической). В-четвертых, в отличие от критического реализма, в магической персонаж — это не «типичный человек в типичных обстоятельствах», то есть зачастую просто не показывается, как формируется его характер в зависимости от социальной среды. В-пятых, тесная связь с мифологическим сознанием, который все необычное просто принимает на веру.

    В зависимости от этого и можно делать выводы о том, принадлежит произведение к магреализму или нет.

  3. admin200:

    Хоук, а вот это ваше «на самом деле» откуда взялось? Я вот в статье высказываю свою точку зрения, а вы, видимо, приобщены к истине в последней инстанции? :-D

  4. Хоук:

    Да нет, не так выразилась. Статья у Вас хорошая, просто именно про особенности нет, от этого и возникают «темные места»: какое произведение можно отнести к магическому реализму, а какое — нет.

  5. Очень хорошая статья. Спасибо!  Есть вопросы.

    1. Кого можно считать представителем современного магического реализма?

    2. Является ли Александр Грин магическим реалистом?

    3. Можно ли назвать Грина современным магическим реалистом? Я встретил такое определение жанровой принадлежности рассказа «Корабли в Лиссе». По моему, Грин может считаться  основоположником этого направления, хотя сам он и не мог о нём знать.

  6. admin200:

    Владимир, если вы внимательно читали статью, то должны были обратить внимание на пару последних абзацев, где я целиком и полностью выразил свою позицию: магический реализм в каноническом его понимании — это латиноамериканские авторы 40-70х годов. Все. А дальше хоть Булгаков, хоть Нил Гейман, хоть Грин... С нашей легкой руки любого автора, хоть сколь угодно удачно смешавшего в тексте реальность и вымысел, можно отнести к магическим реалистам. Но что это изменит?

    Глядя на весь этот обывательский «интерес» к магическому реализму, впору уже вторую статью пилить — о том как красивый термин, точного значения которого даже никто и не знает, завоёвывает интернет-пространство и неокрепшие умы молодежи.

  7. МТА:

    Спасибо большое! Когда мой рассказ отнесли к магическому реализму — очень удивилась, почувствовала — что-то здесь не то. Теперь поняла — что. В рассказе есть и дух, воспринимаемый героем как реальность, и колорит конкретного места, с этим духом связанного. Одно большое НО! Действие происходит не в Латинской Америке. Но у меня возник вопрос. Можно ли отнести к магическому реализму произведение опирающееся на быт и верования наших «индейцев»: саамов, чукчей, нанайцев. Или надо описывая такой рассказ говорить «магический реализм в антураже Русского Севера»

  8. admin200:

    МТА, а что это изменит? История станет лучше/хуже, если окрестить ее магическим реализмом? Я же говорю, это диковинное словосочетание свело с ума добрую половину интернета %)

  9. МТА:

    Вы правы. Это словосочетание звучит завораживающе. Есть в нем некая «реальномагическая» составляющая. Будто магия возможна в нашем реальном и обыденном мире.

    А по поводу моего рассказа — когда писала, понимала, что пишу не фантастику. А что тогда?

     

Ваш комментарий