Как читать книги?

Ну вот и докатился, буду учить теперь, как читать книги. Можно подумать, для этого нужен специальный курс, гайд или наставник… Но не поймите превратно, начинающий писатель должен выработать в себе привычку к особому, внимательному и скрупулезному типу чтения, серьезно отличающемуся от поверхностного проглядывания-проглатывания страниц рядовыми читателями. Отчего мне кажется это важным? Главным образом, потому, что чтение – это основной способ (наряду с непосредственной практикой письма) развития писательских способностей. Откуда начинающему автору брать приемы, техники и идеи, как не из трудов уже состоявшихся и матерых собратьев? И зачем вам тратить время и читать этот блог, если можно прочитать три десятка признанных мировых шедевров, разобраться, осмыслить и начать применять почерпнутые знания на практике? Однако мы не привыкли так делать: препарировать чужую работу долго и скучно, а нам подавай готовых решений.

Сегодняшней статьей я хочу подтолкнуть вас к чтению более вдумчивому и осознанному, позволяющему значительно ускорить ваш авторский прогресс.

Как читать книги?

Скорость чтения.

Первое, что необходимо усвоить на пути к вдумчивому чтению, это то, что читать нужно медленно. Возможно, не со скоростью хромой черепахи, но уж значительно медленней поезда, несущегося на всех парах. Чтение в спокойном темпе нужно не только для того, чтобы не упустить важных деталей, но и чтобы видеть, как сделан, сбит и собран текст. Михаил Веллер неоднократно упоминает о важности именно медленного чтения, например, в рассказе «Гуру» дает нам следующий ключик: «Хороший текст — это закодированный язык,  он  обладает  надсмысловой прелестью и постигается при медленном чтении». Я выделяю два основных момента, на которые стоит обратить внимание, читая медленно:

  • Стиль. Только неторопливый и внимательный режим чтения позволяет в полной мере оценить богатство и великолепие авторского стиля: почувствовать упругость фразы, филигранную подгонку ее элементов, выбор единственно верного и подходящего слова, мелодику речи. Столкнувшись с образчиком красочного сочного стиля, попробуйте поперетаскивать слова в предложении, заменить их синонимами, и вы поймете, что за легким изяществом и кажущейся простотой стоит большая работа. Конечно, есть авторы, работающие грубо, как дровосеки (стиль Достоевского или Л. Толстого не располагает к эстетическому наслаждению), но читать быстро Бунина, Набокова, того же Веллера, Довлатова и Сорокина – это, друзья мои, преступление.
  • Авторские приемы и решение сцен. Часто бывает, что прочитав какой-либо особенно удачный эпизод, невольно восторгаешься от того, как цепко он взял за душу, поразил глубиной мысли или привел в совершенно неожиданное настроение. Чувствуешь, что автор на твоих глазах совершил ловкий трюк, магию, объяснить которую не всегда возможно. Вот тут нам обязательно нужно разобраться, как это сделано (естественно, после того, как в полной мере насладимся эпизодом). Каким образом и какими приемами автору удалось добиться того настроения или того хода мыслей, что так сильно на нас повлияли. Например, произведшая на меня сильное впечатление сцена из «Игры престолов» Дж. Мартина, где калека Бранн, катаясь на лошади, заезжает в глухую чащу и попадает в руки одичалым, собирающимся его убить и ограбить. Сцена выстроена при помощи простого, распространенного, но чрезвычайно действенного приема, когда наделенный нашей эмпатией персонаж с каким-либо физическим недостатком попадает в безвыходную ситуацию, где ему угрожает смерть. И это всегда вызывает сильнейшую волну сопереживания. Или пример из недавней записи о «Школе для дураков» Саши Соколова, где участники разговора трансформируются в персонажей того места и эпохи, о котором вели беседу. Или злобные божественные птицы, стреляющие людьми в пелевинской «Любви к трем Цукербринам» как пародия на популярную игру Angry Birds. Все это – интересные авторские находки, требующие осмысления и запоминания, и совсем не лишним будет, если вы возьмете за правило записывать такие приемы в свой рабочий блокнот (только не говорите, что у вас его нет).

Единственным условием, при котором стоит отказаться от медленного чтения и проходить текст в обычном ритме, это переводная литература, причем, не самого высокого качества, где переводчик явно не заботился о красоте и эстетике и переводил текст буквально, стремясь поскорее сдать работу и получить деньги. Вот тут уж верно – продираться сквозь длинноты и фразеологические несочетаемости вас ничто не должно заставлять.

Работа после прочтения.

Основная интеллектуальная читательская работа над текстом начинается, как правило, уже после того, как последняя страница пройдена, и книга благополучно закрыта. Правда, не все об этом знают. Вот что мы обычно делаем, прочитавши книгу? Правильно, тут же беремся за следующую! Пропуская наиболее важный момент восприятия и осмысления прочитанного. Именно из-за нашей дурацкой торопливости часто мы не можем вспомнить ни сюжета, ни имен, ни перипетий истории, которую прочитали пару лет назад. Книги пролетают мимо нас, не хуже деревьев за окном поезда, пролетают и заложенные в них глубокие идеи и смыслы. Мы, к сожалению, привыкли схватывать лишь то, что лежит на поверхности. А для писателя это непозволительно.

Поэтому мой совет следующий: прочитав книгу, возьмите паузу в пару дней. Не торопитесь хвататься за следующую. Поразмыслите над прочитанным.

Вот на что я рекомендую обратить особое внимание:

Выделите главную идею книги. Выделите побочные идеи.

Выделить главную идею – это самое важное и зачастую самое сложное в анализе произведения. Во многом, из-за того, что иной автор и сам не знает, в чем там идея (но это говорит скорее о стихийном дилетантском письме или литературе коммерческой; большой писатель всегда работает, держа в уме большую идею). Идея почти всегда связана с главным героем или центральным образом произведения, но не всегда относится исключительно к нему. Вернее говорить, что идея доводится до нас с помощью главного героя или главного образа. Поначалу вам может показаться чрезвычайно трудным этот момент, поэтому не стесняйтесь рыть информацию в интернете: читать отзывы на книгу, рецензии и разборы критиков. В конечном итоге, вы все равно набредете на то идейное зерно, которое хотел выразить своим текстом писатель.

После того, как вы разобрались с главной идеей, самое время выделить побочные – те самые, которые автор разбросал по тексту или упаковал во второстепенные сюжетные линии. Они тоже наведут вас на некоторые важные мысли и дадут пищу для размышлений.

Выделите главного героя.

Иногда главный герой представляется сам, и положение его невозможно оспорить, а иногда определить его не так просто, особенно если в романе толпа персонажей и целый клубок сюжетных линий. Например, не такой уж очевидный вопрос: кто главный герой в романе Л. Толстого «Анна Каренина»? Сама Анна или, может быть, Левин? А в «Войне и мире»? Как видите, в пространстве художественной литературы не всегда все очевидно и выставлено на поверхность.

Определив главного героя, необходимо подумать, для чего автор вводил именно такой образ. Как протагонист помогает раскрыть главную идею текста? Какие дополнительные мотивы рождают его отношения с другими персонажами? Для наглядности можно нарисовать на листке схему, отметив связи персонажей между собой и те смысловые и идейные нюансы, которые рождает каждая взаимосвязь.

Определите жанр.

Понимание, к какому жанру относится произведение подчас может оказаться решающим. К примеру, в недавней рецензии на роман В. Сорокина «Теллурия» нужным ключиком к пониманию текста стала именно жанровая идентификация. Хотим мы того или нет, но внутри каждого жанра всегда существует определенная традиция, заданная, как правило, несколькими основополагающими текстами (чрезвычайно сильна она в детективах (см. статью «7 сюжетов детектива»), в фэнтези, в антиутопии), и нам важно определить, как уживается с ней, как трансформирует и переосмысливает эту традицию автор. Вносит ли он что-то новое? Развивает ее или просто накатывает лыжню? Удивительно, но новизна в жанровом поле способна сделать из заурядного проходного сюжета событие мирового литературного значения (пусть почти всегда и не сразу отмеченное). Вот кто бы вспомнил сейчас роман Замятина «Мы» или чеховскую «Драму на охоте»?

Следите за историческими и литературными отсылками.

Практически каждое серьезное произведение тем или иным способом опирается на реальные события и/или изображает нравы, порядки и чаяния определенной исторической эпохи. Нередко прослеживается спор или осмысление философских идей. Так, например, сильнейшее влияние на литературу рубежа XIX-XX веков оказали работы Фридриха Ницше – в русской классике они вылились в долгие и безуспешные поиски уберменша, начиная от лермонтовского Печорина, Раскольникова и вплоть до Клима Самгина. Порой понимание исторических параллелей позволяет взглянуть на книгу под совершенно новым углом. Важно помнить, что писатель не живет в безвоздушном пространстве, редкие авторы заперты в плену своих мечтаний в башне из слоновой кости, почти всегда события, среда и современники оказывают на их работы самое непосредственное влияние.

Особняком здесь стоит фантастика, но даже там многие серьезные авторы занимаются экстраполяцией насущных проблем на плодородную почву будущего или альтернативной реальности. Исключение составляют лишь сугубо эскапистские тексты, обычно в жанре фэнтези, авторы которых заняты разрешением вечной борьбы добра со злом. В остальных же случаях мы почти всегда можем разглядеть отражение нашей реальности, наших проблем в любом фантастическом тексте. Например, метафора зоны из «Пикника на обочине» братьев Стругацких – это, по-вашему, что?

Литературные отсылки заметить сложнее, они требуют начитанности и кругозора. Нередко авторы в текстах дискутируют между собой, а иногда и просто изображают друг друга, критиков и редакторов в комическом или трагическом виде. Часто писатели обращаются к мотивам своих прошлых текстов (в романе Пелевина «Т.» особенно много отсылок к «Чапаеву и Пустоте»), но найти такие крючки неподготовленному читателю сложно, здесь поможет чтение рецензий и критики.

На этом все на сегодня. Как всегда, с нетерпением жду ваших комментариев, предложений по будущим статьям и вопросов. Подписывайтесь на обновление блога, вступайте в наши группы в социальных сетях. До скорой встречи!

19 комментариев

  • serg:

    Соглашусь с тем, что художественную литературу необходимо читать медленно (ранее, помниться, я занимал другую позицию по этому вопросу). Убедился в этом, когда читал «Страсти по Лейбовицу» Уолтера Миллера-младшего. Не закончил читать и первую треть, понимая, что упускаю мелкие подробности, вернулся к первой главе и начал читать снова, но медленно. Уже ничего не было упущено из подробностей. Смог «почувствовать» текст как надо. Восприятие стиля очень важно, соглашусь. Отчасти оно и формирует в голове послевкусие от прочитанного произведения. Отсюда важным выходит еще один аспект — филигранность перевода иностранного произведения нашими переводчиками. Это вообще отдельный пласт для обсуждения. Бывало, прочтешь книгу, через какое-то время начинаешь перелистывать ту же книгу, но с другим переводом и делаешь для себя открытие — а автор иного-то перевода подошел к тексту немного глубже, нежели текст с первоначально прочитанным вариантом.

  • admin200:

    serg, ну переводы — это отдельная, пространная и очень неблагодарная тема, которой я даже не хочу касаться по причине того, что не хочется лишний раз поднимать неаппетитные пласты. Сам я категорически не берусь судить о стиле зарубежных авторов, потому что понимаю, что оценить его возможно только при чтении оригинала, а уж никак не через перевод — хороший или плохой.

  • МТА:

    Спасибо за статью! Хотя считала себя достаточно грамотным читателем, некоторые вещи оказались откровением. Например идея с заменой слов и их перестановкой в понравившейся фразе. О проработке сцен — знаю и немного пользуюсь. Немного — потому, что очень боюсь начать подражать оригиналу (в словах и выражения, а не в структуре), что кажется мне излишним. И еще, откровением стало «ищите побочные идеи». Об этом никогда не задумывалась, но, по сути, не может же вещь (если она достаточно большая) нести в себе только одну идею. Скорее всего, у каждого персонажа, должна быть идея, побуждающая его действовать так, а не иначе. И эти идеи вступают в противоборство или поддерживают основную...

    Вот ведь еще какой момент, очень многие строят свои произведения именно на конфликте идей героев. А главная идея остается в стороне от этих конфликтов, и только закончив читать и обдумав, озаряет — книга-то вот о чем!

  • admin200:

    МТА, я вам больше скажу — идеи могут выражаться не только через персонажа, но и через взаимодействие героев — например, через противопоставление или сравнение. Автор может оформить идею очень каверзно, зашив ее в целую цепочку образов (персонажей или сцен). Скоро будет небольшой скромный разбор «Анны Карениной», там все наглядно увидите.

    Что касается конфликта, то он, действительно, не всегда выражает основную идею. Конфликт — это двигатель сюжета и магнит для читательского внимания, а идея может лежать совершенно в иной плоскости.

  • Витя:

    Хотел написать свои мысли — проблемы о поднятой теме. Но внезапно зачитался “Драмой на охоте”, книжка наполнена жратвой, бухлом, бабами, противоречивыми героями… все что я люблю.

    До этого читал Круза, ранее Корнеева тоже пишут от первого лица. Но у Чехова жратва сытнее, выпивка мокрее, бабы превращаются в людей, герои человечнее. Не имею чувства стиля зато на контрасте с перечисленными авторами Чехов гений. Сижу и читаю любовный роман, по крайней мере текст пока так выглядит.

  • admin200:

    Витя, Чехов, действительно, очень своеобразный автор со своим особым отношением к жизни и к людям :D

    МТА, Витя, serg, кстати, пока вы все в одной ветке, можете скинуть мне свои тексты на почту literaturnaya.mastersckaya@yandex.ru и/или добавиться в друзья к админу группы ВК, я обязательно прочитаю и напишу вам рецензии (у меня скоро отпуск).

  • МТА:

    На счет любовных романов и анализа. По молодости мы с подружкой зачитывались ими до одури. Очень нравилась Барбара Картланд (не все, но многие ее вещи) и тут кто-то (не помню) посоветовал прочесть «Ярмарку Тщеславия» Теккерея — тоже, мол, любовный роман. Прочла с огромным интересом. А на следующий день взялась за любимую Картланд... и не смогла читать. Предложения пустые, герои неинтересные, чувства фальшивые. Тогда я поняла Теккерей это — ЛИТЕРАТУРА. А Картланд — для девочек и скучающих дам(хотя у этого автора встречаются и интересные сюжеты). И не только в переводе дело. Хотя Текеррей у меня еще советского издания, а Картланд — литература перестройки, но переводили ее люди умелые (фамилии встречаются известные)

  • admin200:

    МТА, в каждой книге есть, что анализировать. Но, извините, мы — то, что мы читаем. И крайне сомнительно, что поглощая исключительно беллетристику, можно родить что-то серьезное. Подобное порождает подобное. И если уж перенимать и учиться, то у великих.

  • Витя:

    У меня нет готовых текстов. Благодаря сайту ЛМ я вооружен и очень опасен для своих нетленок. Зато имею кучу оправданий почему так выходит. Но чтобы не писать огромный пост ( не бороться с тавтологией и сорняками ) попробую отписаться в профильных темах. И конечно же неправда, что основные причины это лень, безграмотность и каша в голове или по другому не дисциплинированность ума.

  • admin200:

    Витя, может, оно и к лучшему. Но предложение всегда в силе.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>